[Main]  [Russia]  [Europe]  [Asia]  [Australia]  [America]  [Africa]


форум Sobiratel.net  аукцион Prikup.net




Помогите каталогу выжить
      Благодаря Вам он существует в трудное время
     

Сумму выберите по Вашему усмотрению

Добавление 1.

В.А.Захаров

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЕ

ПОЛОЖЕНИЕ ОРДЕНА

 

Остановимся более подробно на положении Мальтийского Ордена, как субъекта международного права.

Мальтийский Орден развивался в период превращения средневекового имперского права в современное международное право. Политические и правовые изменения девяти веков, прошедших со дня его основания, оказывали влияние, как на Орден, так и на государства международно-правовой общности. Они изменяли внешнюю форму Ордена, но никоим образом не суть его задач. Международное положение Ордена как национального института с собственным правовым лицом оставалось неизменным вне зависимости от изменения этих форм.

Для изучения вопроса правового положения Мальтийского Ордена Папа Римский Пий XII поручил специально созданной для этих целей комиссии кардиналов. Комиссия досконально исследовала всю историю вопроса и пришла к следующим заключениям.

Прежде всего, была подтверждена, упомянутая уже в ленной грамоте Императора Карла V двойственная природа Мальтийского Ордена как суверенного субъекта международного права с одной стороны и религиозного Ордена Католической Церкви с другой стороны. При этом было особо отмечено, что суверенитет Ордена является функциональным, то есть, зависит от задач Ордена и исполнения его целей и, собственно, строится на их основе.

Выводы Комиссии Великого Трибунала Кардиналов были оформлены специальным Приговором:

            

I. Природа Мальтийского Рыцарского Ордена как суверенного ордена

 

Качество суверенности Ордена, описываемое в статье 2, разделе 1 действующей Конституции Ордена и неоднократно признанное Святым Престолом, представляет собой пользование некоторыми преимущественными правами, которые свойственны Ордену как субъекту международного права. В соответствии с основами международного права такие привилегии являются следствием суверенитета и признаны некоторыми государствами по примеру Святого Престола, но для Ордена они не представляют собой того комплекса власти и прав, которые свойственны субъектам международного права, суверенным в полном смысле этого слова.

 

II. Природа того же Ордена

как религиозного ордена

 

Мальтийский рыцарский Орден, состоящий из обетных рыцарей и капелланов в соответствии со статьями 4 и 9 раздела 1 Конституции Ордена, является орденом, точнее религиозным орденом, одобренным Святым Престолом (CIC can. 467, 488 разделы 1 и 2). Наряду с освящением членов своего Ордена он преследует религиозные и благотворительные цели, цели оказания помощи разного рода (Конституция Ордена, раздел 1, статья 10).

 

III. Границы и взаимосвязь положения Ордена как суверенного и религиозного,

отношения со Святым Престолом

 

Оба качества Ордена – суверенность и религиозность, описанные в пунктах 1 и 2 этого приговора, тесно связаны между собой.

Качество суверенности зависит (e funzionale), то есть, направлено на достижения его целей и обеспечение его положения в мире.

Мальтийский рыцарский Орден подвластен Святому Престолу (см.: послание Папы Бенедикта XIV от 12 марта 1753 г., Кодекс Рогана и действующая Конституция Ордена) и является религиозным Орденом, поскольку находится в компетенции Священной Религиозной Конгрегации в соответствии с каноническим правом и действующей Конституции Ордена.

Те, кому пожаловано почетное орденское звание, и члены Ассоциаций подчинены Ордену и через него Святому Престолу в соответствии с главой 3 раздела III действующей Конституции Ордена.

            

Вопросы суверенности Ордена, описанные в первом пункте приговора, рассматривал Государственный Секретарь Его Святейшества.

По смешанным вопросам решения приняты Священной Религиозной Конгрегацией и Государственным Секретарем Его Святейшества в обоюдном согласии.

Благоприобретенные права, обычаи и привилегии, предоставленные Ордену Святейшими Отцами, остаются в неприкосновенности, если не противоречат Каноническому Праву (CIC can. 4 и 5, can. 23–30? can. 63–79) и действующая Конституция Ордена.

Настоящий приговор подлежит немедленному исполнению.

Решение принято в Ватикане в зале заседаний Конгрегаций в Ватиканском дворце 24 января 1953 г.» [8а].

 

Однако, в связи с тем, что данный текст Приговора многократно и не всегда объективно интерпретировался, что привело к различным толкованиям его содержания, Святой Престол и Мальтийский Орден дополнительно пояснили понятие двойственной природы Ордена в официальной дипломатической переписке. В послании Верховного Совета Суверенного Мальтийского Ордена на имя заместителя Государственного Секретаря Святого Престола сообщалось:

«Внимательно и объективно изучив текст Приговора, который был вынесен Великим Трибуналом Кардиналов 24 января 1953 г. и провозглашен 10 февраля того же г., Верховный Совет пришел к заключению, что содержащиеся в статьях Приговора понятия следует интерпретировать следующим образом:

1. Относительно пункта I. Природа Мальтийского Ордена как суверенного.

Признание суверенитета Ордена, соответствующего его предназначению, представляет собой пользование преимущественными правами, носителем которых является Орден как субъект международного права.

2. Относительно пункта II. Природа Мальтийского Ордена как религиозного.

Религиозная природа Ордена ограничивается членством в Ордене обетных рыцарей и капелланов.

3. Относительно пункта III. Область смешанных компетенций и т.д.

Взаимоотношения двух качеств Ордена – суверенности и религиозности, определяется тем, что вопросами относительно суверенных качеств Ордена занимается Государственный Секретарь Его Святейшества, но не в том смысле, что Орден подчинен Государственному Секретариату и тот направляет его деятельность, а в том, что компетенция Государственного Секретариата определяется вышеуказанными вопросами, которые могут возникнуть в этой связи. Все вопросы относительно смешанных компетенций следует интерпретировать аналогично» [].

В ответном послании от 23 марта 1953 г. заместитель Государственного Секретаря сообщил, что Государственный Секретариат Его Святейшества принял к сведению интерпретацию, изложенную в послании Ордена.

Как видим, Приговор Великого Трибунала Кардиналов и переписка относительно его содержания лишний раз подтверждают суверенность Ордена как субъекта международного права в отношении его светской природы, задач и целей, при этом констатируют, что нельзя отождествлять осуществляемые суверенные права по их происхождению и объему и реальную политическую власть суверенного государства, что никоим образом не ограничивает суверенитет, поскольку Мальтийский Орден для сохранения своего существования не нуждается в фактической власти, которая необходима политическому государству.

Понятие «функционального суверенитета», соответствующее, как ни какое другое международно-правовой ситуации Мальтийского Ордена, сразу стало предметом множества правоведческих исследований, которые, тем не менее, не всегда точно определяли суть этого понятия, поскольку относили функциональную зависимость не к задачам Ордена в качестве наднациональной организации, а к его положению в иерархии Католической Церкви, в то время как Приговор совершенно недвусмысленно указывает на то, что суверенитет и правоспособность Мальтийского Ордена в международных отношениях являются исключительно следствием его деятельности и его организации.

Это заключение не только соответствует историческому правовому статусу Мальтийского Ордена, но и явственно согласуется с положениями международно-правового учения о сущности и качестве суверенитета международных организаций.

Резиденция Суверенного Военного Мальтийского Ордена в настоящее время находится на государственной территории Италии. В этой связи итальянское государство и его суды, вполне естественно, занимались вопросом международно-правового статуса Ордена. Так, уже в 1868 г. граф Кибарио, уполномоченный итальянским правительством, исследовать вопрос правового положения Мальтийского Ордена в Италии, констатировал: «В соответствии с европейским международным правом Орден никогда не переставал быть суверенным». Государственный Совет Италии заявил в своем заключении от 10 ноября 1869 г., что Мальтийский Орден является суверенным институтом, поэтому Указы Великого Магистра Ордена не нуждаются в экзекватуре короля Италии.

Суверенное положение Мальтийского Ордена подтверждается также в Конвенции итальянского военного министерства и Ордена от 20 февраля 1884 г. и в законодательных Декретах итальянского правительства от 7 октября 1923 г., 28 ноября 1929 г. и 4 апреля 1938 г. В итоге отношения между Итальянской Республикой и Мальтийским Орденом были окончательно определены дипломатическими нотами, которыми стороны обменялись 11 января 1960 г. Итальянская нота подтверждает все привилегии, пожалованные Мальтийскому ордену, как Королевством, так и Республикой Италии начиная с 1861 г. и подтвердившие качество Ордена как субъекта международного права, экстерриториальность его резиденции в Риме (виа Кондотти и виа Авентин) и правовое положение Великого Магистра в качестве главы государства со всеми соответствующими привилегиями. Тем самым Итальянская Республика признала существование Мальтийского Ордена на своей территории в качестве суверенного государства, государства, с которым она поддерживает дипломатические отношения [].

Нам хотелось бы привести из всей обширной судебной практики только последние приговоры. Так Итальянский Кассационный Суд в качестве Верховного Суда подтвердил в своем Приговоре от 13 марта 1935 г., что Мальтийский Орден в качестве corte di diritto publico internationale уполномочен самостоятельно решать правовые вопросы, проистекающие из Конституции Ордена. Кассационный Суд заявил в Приговоре от 13 марта 1953 г., что «Суверенный Военный Иерусалимский Орден находится вне национального суверенитета (итальянского) государства», а в Приговоре от 25 июля 1945 г. указывается, что Орден является «правовой личностью в рамках международного права», из чего следует его положение суверена, и, затем, в Приговоре от 14 июля 1953 г. отмечается, что «Суверенный Военный Мальтийский Орден признан Итальянским Государством как субъект международного права» и поэтому правовые отношения с Орденом строятся в соответствии с межгосударственным правом, а не с итальянским правом [8а].

Трибунал Рима подтверждает данное решение в Приговоре от 3 ноября 1954 г.: «Мальтийский Рыцарский Орден является правовым субъектом международного права», который «сохраняет свою независимость также в отношении Святого Престола» и имеет «право на признание своего суверенного положения другими государствами подобно Итальянскому Государству», а в Приговоре от 27 апреля 1957 г. заявляет: «Мальтийский Орден несомненно является суверенной корпорацией, субъектом международного права», вследствие чего даже служебный договор, заключенный Орденом, имеет общественно-правовой характер.

Трибунал Рима подтвердил эти два принципиальных Приговора и в более поздних решениях: 22 февраля 1958 г., 11, 12, 22 и 27 мая 1959 г.

Приговор Римского Трибунала от 27 апреля 1957 г. подробно рассматривает Приговор суда кардиналов от 24 января 1953 г., введенный в действие Его Святейшеством Папой Пием XII 10 декабря 1951 г. с целью определения правового положения Мальтийского Ордена и приходит к выводу, что Приговором суда кардиналов ясно определены суверенитет и международно-правовая личность Ордена и, что упомянутые в этом Приговоре ограничения суверенитета Ордена, связанные с отсутствием государственной территории и подданных не ограничивают сам суверенитет и собственно правовую личность Мальтийского Ордена, полностью независимую от других субъектов международного права.

Наряду с Итальянскими судами международно-правовой статус Ордена определил и верховный суд Венгрии в своем Приговоре от 12 мая 1943 г. [].

 

 

 

Добавление 2.

В.А.Захаров

МАЛЬТИЙСКИЙ ОРДЕН

КАК ДУХОВНЫЙ ОРДЕН

КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ

 

Кого же принимают в рыцари Мальтийского Ордена? Как это происходит? Рассмотрение всех этих вопросов относится к целому ряду документов, относятся к разряду правовых документов Мальтийского Ордена.

Правовая природа Суверенного Мальтийского Ордена в качестве духовного ордена в системе церковного права современной Католической Церкви мало изучена. Лишь недавно она стала предметом специального исследования немецких историков и, в частности, Петера Лайшинга [11а]. Правоотношения Мальтийского рыцарского Ордена до недавнего времени регламентировалось в нормах церковного права и, прежде всего, в утвержденных Святым Престолом в 1961 г. Конституции Ордена, в первоначальном Уставе Ордена и в Кодексе Ордена, утвержденном в 1966 г.

В 1973 и 1978 гг. Кодекс, решениями Генерального Капитула Ордена, был незначительно изменен. Еще раньше 27 и 28 октября 1969 г. Capitolo Generale Speciale утвердил текст прокомментированного Регламента для членов Ордена в целях согласования Орденских уставов с предписаниями декрета «Perfectae Caritatis» Второго Ватиканского Собора и Папского указа «Ecclesiae Sanctae».

В настоящее время правовые вопросы дополнились теми изменениями в Конституцию, которые были приняты решением Чрезвычайного заседания Генерального Капитула, проходившего в Италии 28–30 апреля 1997 г. Новая Конституция была утверждена Ватиканом 9 мая 1997 г. Ее текст опубликован в «Официальном Бюллетене» Ордена 12 января 1998 г.

Наряду с выше названными установлениями современного церковного права действительны и все права и обычаи Ордена, а также все привилегии, дарованные и признанные Папами. Среди последних следует особенно выделить Конституцию Папы Бенедикта XIV (1740–1758) Inter illustria 1753 г. Права, обычаи и привилегии действительны, пока они остаются в силе в соответствии с нормами канонического права, Конституции Ордена и Кодекса. Дальнейшими нормами являются постановления законодательных органов Ордена и опубликованный в 1776 г. как субсидиарный источник права Кодекс Рогана в случаях, если, как мы уже писали, его положения применимы и не противоречат действующей Конституции и Кодексу Ордена.

 

В соответствии с действующей Конституцией члены Ордена разделены на три класса:

ПЕРВЫЙ КЛАСС: рыцари справедливости и капелланы (священники) конвентов, принесшие монашеские обеты;

ВТОРОЙ КЛАСС: рыцари послушания и донаты справедливости, принесшие обещание стремиться к христианскому совершенству в духе Ордена в соответствии с обязанностями своего класса;

ТРЕТИЙ КЛАСС: члены, не принесшие ни обета, ни обещания. Этот класс разделен на шесть категорий:

1) рыцари и дамы чести и смирения;

2)капелланы конвентов ad honorem;

3) рыцари и дамы милости и смирения;

4) магистральные капелланы;

5) рыцари и дамы милости и магистральные;

6) донаты смирения.

 

К первому классу Мальтийского Ордена относятся его члены, принесшие обет послушания, целомудрия и бедности – по сути, это монахи Ордена. Они подразделяются на рыцарей и капелланов конвентов. Принесением обета рыцари и капелланы стремятся к евангельскому совершенству. Они являются членами духовного ордена в соответствии с каноническим правом и в этом качестве обязаны соблюдать особые, действующие для них нормы Ордена. Конституция Ордена освобождает их от общеорденской обязанности vita communis. Торжественный обет считается действительным только после утверждения его Святым Престолом.

В первый класс Ордена может быть принят каждый католик, если для этого нет юридических препятствий, если он имеет праведные цели и готов в соответствии с задачами Ордена «служить больным и бедным Иисуса Христа и посвятить себя служению Церкви и Святому Престолу в духе Ордена».

В Кодексе Рогана определены следующие условия приема обетных рыцарей: здоровье тела и духа (III), рождение в законном браке (IV), неучастие в преступлениях и убийствах (VIII), неосуждение высшим церковным судом в ереси (IX) и в безнравственном образе жизни (VIII) благородное происхождение (XX). Кроме того, не могут быть приняты лица, незаконно владеющие орденской собственностью (XI) и занимающиеся торговлей (XXI).

Для приема в ряды рыцарей справедливости претендент подает заявление в соответствующем приорате или, если в месте проживания претендента нет приората, Великому Магистру Ордена. Приор и Капитул проверяют, можно ли разрешить претенденту прохождение испытательного срока послушничества. Однако, послушником, в соответствии со статьей 17 Кодекса, не может стать тот, кто отступил от католической веры и затем из боязни или путем обмана вступает в Орден; или такими же средствами вынуждает орденские власти принять его; а также, кто женат – до тех пор, пока состоит в браке; кто принял обет в другом ордене и, наконец, кто преследуется судебными властями за совершение преступления или мог бы преследоваться.

Послушником может стать тот, кто по крайней мере, год является членом Ордена, не имеет долгов, которые он не может оплатить, не участвует с административными функциями в светских предприятиях, со стороны которых Орден может ожидать судебных тяжб и возмещения убытков; кто не имеет на момент приема правовых и моральных обязательств перед родственниками по восходящей и нисходящей линии, кто принадлежит к латинскому обряду Католической Церкви и не отлучен от Церкви Святым Престолом, и кто был освобожден от должности или уволен по задевающим честь причинам.

Право на разрешение от препятствий, предусмотренных каноническим правом, оставляет за собой Святой Престол. Освобождение от прочих препятствий может дать Великий Магистр совместным решением с Суверенным Советом. Прежде чем претендент будет назван послушником, производится проверка всех необходимых условий. С этой целью собираются отзывы епископов, в чьих епархиях претендент постоянно проживал на протяжении более 1 года после исполнения ему 14 лет и проживает на момент принятия в Орден. Какие же сведения собираются. Это, прежде всего – происхождение, поведение, черты характера, репутация, общественное положение и образовательный уровень претендента, уточняется также, не состоит ли он под следствием или привлечен к судебному процессу, не наложен ли на него церковный штраф, нет ли каких либо других канонических препятствий. Срок рассмотрения дела претендента составляет не менее 3 месяцев и не более 1 года. В это же время претендент должен составить заявление о приеме в послушничество.

Кодекс обязывает Великого Магистра и все приораты, учреждать послушничество с разрешения Святого Престола (ст. 27 Кодекса). Претенденты на звание капеллана конвента обязаны принять послушничество при самом Великом Магистрате. С согласия Великого Магистра приор назначает послушнику наставника, который уже, по меньшей мере, 10 лет является рыцарем и достиг 35-летнего возраста, кроме того, у наставника должен быть духовный помощник, который избирается по возможности из капелланов конвентов и утверждается орденским начальником.

Великий Магистр называет претендента послушником после того, как капитул соответствующего Великого Приората или Суверенный Совет примут решение. Испытательный срок послушничества – два полных года. После его окончания послушника допускают, если сочтут годным, к принятию обета. Непригодных отчисляют. Если есть сомнения в годности претендента, орденские начальники могут продлить испытательный срок, но не более чем на шесть месяцев. Под руководством наставника послушники обязаны посвящать себя упражнениям в благочестии и изучению орденской жизни, согласно утвержденным Великим Магистром регламенту. Наряду с этим им необходимо изучить устав и законы Ордена, его историю. Послушник должен совершенствоваться в делах любви к ближнему, что является его предназначением в соответствии с религиозными обетами, к которым он стремится. Наставник обязан заботиться о том, чтобы каждый послушник строго соблюдал правила Ордена для обетных рыцарей.

После окончания срока послушничества послушник, который хочет принять обет, должен передать через своих руководителей прошение Великому Магистру о допуске к принятию временных обетов. Великий Магистр принимает решение о допуске после принятия совместного решения с Суверенным Советом о заслушивании Прелата Ордена и по предложению Приора с согласия его капитула. Обет будет признан действительным, если ему предшествовало действительное послушничество, если он принимается у послушника Великим Магистром или уполномоченным Приором или одним из их доверенных лиц в духе канонического права.

Затем послушник произносит следующий текст обета: «Я, ... даю обет Всемогущему Богу жить в бедности, целомудрии и послушании каждому начальнику, которого даст мне святой Орден. Да помогут мне в этом непорочная Богоматерь и святой Иоанн Креститель.

Этот обет я принимаю по уставам и законам Мальтийского Ордена» [11а].

Рыцарем, принимавшим у послушника обет и свидетелями, составляется документ о принесенном обете. В течение первых трех лет временные обеты повторяются каждый год, затем его принимают один раз в три года, каждый раз на три года без перерыва (но с каноном 656, параграф 2 CIC (Codex iuris canonici) время временного обета не должно превышать 9 лет).

Для обетного рыцаря временных обетов Великий Магистр назначает «магистра», под руководством которого он посвящает себя делам Ордена. Рыцарь временных обетов имеет то же правовое положение, что и рыцарь вечных обетов, за исключением некоторых ограничений активного и пассивного избирательного права.

Вечный обет считается действительным при: достижении рыцарем возраста 33 года, разрешении Великого Магистра и суверенного Совета, которое дается по предложению ответственного Приора и Капитула, согласия Святого Престола, принятии обета в соответствии с каноническим правом и принятии обета у послушника Великим Магистром или Приором. Временный и вечный обеты принимаются в соответствии с предписаниями CIC.

Капелланы конвентов «посвящают себя Господу орденскими обетами и под руководством орденских начальников отдают себя заботе о спасении души членов Ордена, духовному руководству благотворительными и миссионерскими делами и служению своим церквам» (ст. 62 Кодекса). После прохождения послушничества продолжительностью в один год капеллан конвента принимает временные обеты на три года, и только затем они допускаются к вечному обету. После принятия обета капелланы конвентов получают право на соответствующее содержание от Ордена в случае возникновения такой необходимости. Дисциплинарно обетные капелланы конвентов подчинены непосредственно Прелату Ордена как высшему церковному лицу орденского клира.

В соответствии с евангельскими наставлениями обетные рыцари и капелланы принимают обеты послушания, целомудрия и бедности. Обетом послушания они принимают на себя обязательство подчинения законным орденским начальникам в соответствии с уставами Ордена. Начальники могут в силу этого обета отдать приказание, но лишь имея на то исключительно убедительные и уместные причины и сделав это письменно или в присутствии двух свидетелей. Обет считается нарушенным в том случае, если приказание руководителя, данное на основе обета послушания, не выполнено.

Обет целомудрия обязывает принявших его жить вне брака и блюсти чистоту.

Принявший временные обет бедности отказывается от свободного пользования временным имуществом, они сохраняют собственность на свое имущество и возможность трудовой деятельности (ст. 81–82 Кодекса). То, что принявший обеты приобретает в результате своего труда или в виду принадлежности Ордену, переходит Ордену. Все дары и завещания обетным рыцарям считаются принципиально сделанными им как членам Ордена.

При принятии вечных обетов утрачивается право свободного распоряжения и пользования своим и чужим имуществом, право собственности на это имущество, а также возможностью трудовой деятельности и владения собственностью. Имущество, полученное обетными рыцарями и капелланами после принятия вечного обета, переходит в собственность Великого Приората или Приората.

Обетные рыцари могут заниматься свободными профессиями или занимать официальные должности, на что им необходимо согласие их орденского начальника. Важнейшим правом рыцаря, принявшего вечный обет, является право голоса в Капитулах.

Принципиальной обязанностью обетных рыцарей и капелланов перед церковью и Орденом является устроение своей жизни в евангельском духе и стремление к религиозному совершенству в соответствии с Конституцией и Кодексом Ордена.

В соответствии с предписаниями канонического права, принявшие обеты члены Ордена изымаются из юрисдикции местных епископов как члены монашеского ордена (Конституция, ст. 5).

 

Второй класс членов Ордена состоит из рыцарей послушания и донатов справедливости.

«Рыцари послушания принимают особое обещание, которое связывает их морально и обязывает вести образ жизни, полные стремления к христианскому совершенству в духе и делах Ордена, в соответствии с их положение в Ордене и предназначенными специально для них предписаниями и указаниями руководства Ордена. Одухотворенные значимостью такого обязательства перед Богом, они должны свято соблюдать божественные законы и заповеди Церкви, чтобы быть постоянным примером благочестия и добродетели усердного апостольского служения и преданности Святой Церкви» (ст. 107 Кодекса). Рыцари послушания берут на себя обязательство «использовать свое временное имущество в евангельском духе».

При приеме кандидаты должны подтвердить свою приверженность католической вере, отсутствие каких бы то ни было канонических и моральных препятствий, достижение ими возраста 22 лет, минимум один год пребывания в Ордене и исполнение других необходимых предпосылок в духе Кодекса Ордена. Принимает кандидата Великий Магистр на основании предложения местного начальника Ордена, после заслушивания соответствующими Капитулом или Советом и ознакомления с мнением Прелата Ордена, одобренного Суверенным Советом. После определенного подготовительного периода кандидат допускается к принятию обещания. Решение принимается Великим Магистром по предложению руководителя, необходимо так же положительное решение Суверенного Совета и разрешение Конгрегации.

При принятии обещания претендент произносит следующий установленный текст: «Я, ... взываю к имени Господа и обещаю: я буду свято соблюдать законы Суверенного Ордена Рыцарей Госпиталя Святого Иоанна Иерусалимского. Особенно усердно я буду выполнять обязанности рыцаря послушания и оказывать надлежащее послушание тому начальнику, который мне будет дан. Да окажут мне помощь Бог, Господь наш, Пресвятая и Пречистая Дева, Святой Иоанн Креститель, наш прославленный покровитель и все святые Ордена».

Обещание принимается в присутствии Великого Магистра или уполномоченного им и двух свидетелей, о чем составляется соответствующий документ. Принятием обещания рыцарь послушания ставит перед собой следующие духовные задачи:

а) поддерживать своих собратьев в единстве молитв и добрых дел;

б) регулярно присутствовать на святой мессе, усердно совершать таинства покаяния и причастия по совету своего духовника и принимать участие в жизни своего прихода;

в) каждый год принимать участие, как минимум, в трехдневном курсе упражнений или посещать курс или собрания, проводимые руководителями Ордена в образовательных и учебных целях;

г) придерживаться регламента духовной жизни, составленного ответственным за это орденским начальником.

При определении заданий, начальники должны учитывать общественное положение, склонности, образование и профессию, рыцаря, возможность с его стороны предоставить себя в распоряжение Ордена.

Рыцарь послушания может отказаться от своего обязательства. В случае невыполнения им обязательств, следующих из принятого обещания, назначается дисциплинарное расследование [11а].

Таким же обещанием донаты справедливости принимают на себя обязательство служить Ордену. Во время предусмотренной процедуры допуска кандидат должен подтвердить свою приверженность католической вере, хорошую репутацию и порядочность, христианский образ жизни, принадлежность к почтенной семье, достижение возраста 22 лет и минимум 1 года членства в Ордене, отсутствие каких бы то ни было канонических или моральных препятствий. Великий Магистр допускает кандидата на основании предложения местных начальников Ордена после заслушивания Капитула или Совета.

Кандидат произносит следующий текст обещания:

«Я, ... обещаю Господу Всемогущему, Пресвятой и Пречистой Деве Марии, Святому Иоанну Крестителю: я буду повиноваться Церкви и Его Преимуществу, Князю и Великому Магистру и другим моим орденским начальникам и с Божией помощью и всеми моими силами защищать начальников Ордена и имущество святого Ордена Иерусалимского» (Кодекс, 125, 1).

Донаты справедливости обязаны соблюдать предписания для рыцарей послушания касательно совершения молитв и обязанностей по отношению к Ордену и его членам. Принятое обещание обязывает рыцарей послушания и донатов справедливости, выполнять задачи Ордена по указаниям их орденских начальников.

 

К третьему классу относятся члены Ордена, которые не принимают ни обета, ни обещания. Этот класс подразделяется на шесть вышеуказанных категорий. Прием осуществляет Великий Магистр по предложению члена Суверенного Совета или местного начальника Ордена. Кодекс предусматривает так же прием Указом Великого Магистра (Кодекс, 134).

Члены третьего класса берут на себя обязательство вести примерный христианский образ жизни и принимать активное участие в уходе за больными и оказываемой Орденом социальной помощи [11а].

Каков же правовой характер Ордена по классам?

Принятый новый Кодекс Юридических Канонов (Codex Iuris Canoni) дает определение религиозному ордену (или религиозному институту) как объединению, в котором его члены в соответствии с собственным правом принимают публичные или временные обеты и живут в братской общине.

Если первое положение распространяется на Мальтийский Орден, то последнее нет. Конституция Ордена не обязывает своих членов «жить в общине». И, тем не менее, Мальтийский Орден считается духовным орденом в церковно-правовом смысле. Это однозначно доказывают цели Ордена, его организация и, прежде всего, правовое положение членов первого класса в качестве членов духовного ордена.

Мы уже писали о Трибунале кардиналов, который начал свою работу по инициативе Папы Пия XII в 1951 г. Повторимся. В ответ на поставленный перед ней вопрос о «правовом характере религиозного орденского сообщества» Мальтийского ордена, комиссия установили:

«При условии членства в Ордене рыцарей и капелланов, Мальтийский Орден является духовным орденом, соответствует нормам церковного права, разрешен Папским Престолом. Наряду с освящением своих членов он преследует религиозные, благотворительные и попечительские цели».

С тех пор, как в 1113 г. Орден Госпитальеров был признан папой Пасхалием, правовая квалификация Ордена, как религиозного института, строго говоря, распространяется только на членов первого класса (рыцарей справедливости и капелланов конвентов). Только рыцари, принявшие торжественные обеты, имеют право на звание и должности, непосредственно связанные с религиозной природой Ордена (Конституция, 11, 1), но в порядке исключения в отсутствии таковых можно возлагать эти обязанности на рыцарей простых (ныне называемых «временными») обетов, а в отсутствии таковых, в свою очередь, на рыцарей послушания (Конституция, 11, 1). Эта возможность участия рыцарей второго класса в руководстве Орденом особенно подчеркивает значение рыцарей послушания. Руководить Орденом в его религиозной деятельности призваны члены Ордена, принявшие обеты и, в порядке исключения, обещания.

На руководящие должности в Ордене выбираются миряне, принявшие вечные обеты. Они же имеют право участвовать в выборах и обладают правом голоса в Капитулах.

Новый Кодекс Юридических Канонов под понятием «institutum vero lacale» обозначает такую организацию, которая в силу своей природы, характера и целей имеет собственные, описанные основателями или узаконенной традицией задачи, не включающие в себя рукоположение, и которая признана в этих качествах церковными властями (канон 588, 2). Мальтийский Орден вполне соответствует этому определению.

Итак, можно заключить, что Мальтийский Орден является, во-первых, мирским Орденом. В своих решениях II Ватиканский Собор указал, что орденская жизнь мирян в полной мере осуществляет обязательства по отношению к евангельским заветам: «Она служит назначению Церкви – заботе о спасении души – в воспитании молодежи, попечении больных и других службах. Поэтому Святой Синод придает ей такое большое значение, поддерживает членов Ордена в их призвании и призывает их изменить образ жизни соответственно духу времени».

Собор также указал, что ничто не мешает некоторым членам братства принять рукоположение для пасторского служения в их собственных домах, что никоим образом не затрагивает мирского характера Ордена.

Эта точка зрения Собора представляет учение о сословиях церкви, в соответствии с которыми в Церкви существуют два сословия: духовенство и миряне.

Орденское сословие «не является промежуточным сословием между клиром и мирянами в божественном иерархическом строении церкви. Напротив, верующие обеих групп призваны Господом, пользоваться в жизни церкви своим особым даром и по-своему служить Ей и Ее благу».

Орден является, во-вторых, религиозным мирским Орденом: члены Ордена, принявшие обеты, являются членами духовного ордена в строгом понимании церковного права. Поэтому их правовое положение определяется общими положениями церковного права.

В соответствии с Кодексом Юридических Канонов, члены духовного ордена принимают на себя различные духовные обязательства, в том числе:

а) следовать учению Христа;

б) созерцание и молитва;

в) каждодневное участие в таинстве евхаристии, причастии и поклонении святым дарам;

г) другое участие в литургии;

д) особое почитание Божией Матери;

е) ежегодные упражнения;

ж) каждодневное покаяние и частая исповедь;

з) постоянное духовное образование.

 

Подобные обязательства принимают на себя и члены Ордена – миряне. Например, целибат, запрещение поведения, несоответствующего нормам сословия, запрещение занимать официальные должности, управлять имуществом и давать поручительства, а так же заниматься торговлей, ремеслом и политикой.

Предписание общего церковного права, запрещающее клирикам Католической Церкви заниматься неподобающей их сословию деятельностью, следует рассматривать, принимая во внимание природу и цели Мальтийского Ордена, к которым относятся благотворительные и попечительские задачи Ордена, осуществляемые лишь активной жизнью в миру, поэтому, несмотря на принадлежность к духовному ордену, его члены, как мы уже писали, не берут на себя обязательство жить в общине и им безусловно, позволяется заниматься свободными профессиями и занимать официальные посты с согласия руководства Ордена. В этих специальных нормах ясно проявляется дух Ордена.

Одно из положений законодательства Суверенного Мальтийского Ордена полностью соответствует общецерковной норме в «Инструкции о своевременном обновлении подготовки к орденской жизни», изданной Конгрегацией для членов орденов и секулярных институтов 6 января 1969 г.

Так под № 5 читаем: « В отношении подготовки послушников в институтах апостольской деятельности ясно определилась необходимость с самого начала готовить их непосредственно к предстоящему им в будущем образу жизни и деятельности и побуждать их к претворению в жизнь единства созерцания и апостольской деятельности».

№13: «В институтах, в которых апостольская и благотворительная деятельность являются сутью орденской жизни, послушников следует постоянно готовить к посвящению себя деятельности, соответствующей цели их ордена...»

Мы видим, что члены Мальтийского Ордена первого класса, принимающие временные или вечные обеты, являются членами духовного ордена Католической Церкви.

Каково же правовое положение членов Мальтийского Ордена второго класса – рыцарей послушания?

Как мы помним, в соответствии с текстом обещания, рыцари послушания обязуются: соблюдать законы Ордена, выполнять возложенные на них обязанности и оказывать послушание своему орденскому начальнику. Под «возложенными на них обязанностями»

Кодекс подразумевает некоторые духовные задачи (ст. 114 Кодекса) и те задачи, которые ставят перед рыцарями послушания их орденские начальники в соответствии с их положением в миру, их склонностями, образованием и т.д. (ст. 115 Кодекса). К виновным в несоблюдении этого обязательства применяются дисциплинарные санкции.

Донаты справедливости обещают быть послушными Церкви, Великому Магистру и другим орденским начальникам и защищать орденских начальников и имущество Ордена.

Члены Мальтийского Ордена второго класса стремятся к христианскому совершенству в духе Ордена в общем, но конкретно берут на себя только обязательство послушания в форме обещания. В отличие от членов Мальтийского Ордена первого класса, которые принимают публичные обеты стремления к евангельскому совершенству, члены Ордена второго класса принимают на себя обязательства обещанием не публичного, а личного характера, хотя его действие распространяется не только на сферу совести, но и на forum externum.

Как считает П.Лайшинг, члены второго класса Мальтийского Ордена имеют особое правовое положение в системе церковного права Католической Церкви, образуя квалифицированное мирское объединение, которое не относится к сфере действия орденского права.

Если число рыцарей послушания превышает девять, они могут создать свою собственную организационную форму – Приорат [5а, 26,1 и 32,1, Кодекс, 254], который будет возглавлять в качестве регента обетный рыцарь, которого избирают и поддерживают Совет и Капитул [5а, 254,3, Кодекс, 255, 1]. Результаты этих выборов утверждаются Великим Магистром [5а, 32, 4].

Члены второго класса составляют особое объединение, входящее в состав Ордена и тесно связанное с Орденом юридически и организационно. Они даже субсидарно назначаются на должности, связанные непосредственно с религиозной природой Ордена. Так, в соответствии со статьей 32, 3 Конституции рыцарь послушания может быть даже регентом Суб-Приората.

Принимающие обещание рыцари послушания и донаты справедливости связаны с Мальтийским Орденом теснее, чем члены третьего, светского класса. Члены Ордена третьего класса не относятся к служителям Ордена в духе канонического права. Они также образуют объединение, состоящее из шести классов, входящее в состав Ордена и зависящее от него. Устав Ордена предусматривает для них конкретные обязательства.

Кроме Великих Приорств, Приорств и Суб-Приорств существуют Национальные Ассоциации Мальтийского Ордена. Целью их создания является практическое выполнение под руководством Великой Магистратуры задач Ордена, которые обозначены в Статье 2 Конституции.

Национальные ассоциации учреждаются в соответствии со Статьями 26 и 33 Конституции Ордена. Все члены разных классов Ордена, постоянно проживающие на территории Ассоциации, имеют право стать членами Ассоциации.

Конституция Ордена предусматривает особые случаи вступления в национальную ассоциацию. Так, рыцари, проживающие на территориях, где не существует национальных ассоциаций, могут быть приписаны Великим Магистром к уже существующей ассоциации с согласия заинтересованных сторон.

Каковы же условия, необходимые для создания национальной ассоциации?

По Статье 26 Конституции для ее создания необходимо как минимум 15 членов. Великая Магистратура с совещательным голосом Суверенного Совета имеет право разделить и перегруппировать национальные ассоциации в случае, если это необходимо для должного функционирования ассоциации. Создание новой национальной ассоциации может быть приведено в исполнение по требованию, по крайней мере, тридцати членов.

Национальные ассоциации могут быть учреждены Указом Магистратуры. Устав национальной ассоциации должен быть написан в соответствии с законодательством страны, в которой она создается и одобрен Великим Магистром и Суверенным Советом.

Устав должен управлять каждой в отдельности национальной ассоциацией в ее деятельности по отношению к самому Ордену и, особенно, по отношению к Великим Приорствам, Приорствам и Суб-Приорствам, которые могут существовать в одной и той же стране.

Великий Магистр и Суверенный Совет должны подтвердить назначение Президента и членов Центрального Совета Ассоциации. Их должностной срок должен быть предписан Уставом Ассоциации.

Итак, проанализировав правовые отношения трех классов Мальтийского Ордена, П.Лайшинг пришел к выводу, что организм Ордена состоит из трех подразделений. Мальтийский Орден как таковой является мирским орденом в правовом смысле, основу которого составляют обетные рыцари первого класса. Члены Ордена второго и третьего классов образуют объединения, входящие в его состав. Все три подразделения Ордена имеют общие цели, зафиксированные в Конституции Ордена, которыми обязаны руководствоваться все члены Ордена. Они составляют единую орденскую общность благодаря единой организации и единому правительству.

 

 

Реформа Конституционной Хартии

и Кодекса Ордена

 

В апреле 1997 г. в резиденции магистра на Авентинтийском холме в Риме под председательством Великого Магистра фра Эндрю Берти проходило внеочередное заседание Генерального Капитула с целью реформирования Конституционной Хартии и Кодекса Суверенного Мальтийского Ордена.

Эта ассамблея состояла из высокопоставленных должностных лиц и членов Суверенного Совета, Прелата Ордена монсиньера Доната де Бониса, рыцарей принявших полный обет посвящения, а так же представителей многочисленных национальных ассоциаций Ордена. По указанию Великого Магистра, новые тексты, необходимые для реформы, были подготовлены двумя рабочими комиссиями, деятельность которых координировалась Великим Канцлером, послом графом Карло Марулло ди Кондоянни, под руководством которого и осуществлялась реформа на основе ревизии в рамках стратегической программы. Большое участие в подготовительной работе принимал Великий Командор бальи фра Людвиг Гофман фон Румерштайн. Два основных элемента Ордена – клирики и миряне достигли соглашение о все большем прямом участии всех членов в религиозной жизни Ордена.

Новые договоренности и радикальные изменения произошедшие в современном мире делают необходимыми, в силу новых правил, расширение деятельности Ордена во всемирном масштабе.

Новые правила касались как благотворительной, так и политико-дипломатической деятельности Ордена с подчеркиванием, в частности, его характера как суверенного государства в контексте его недавнего принятия в ООН в качестве постоянного наблюдателя.

Суверенное правительство преобразовано в соответствии с требованиями современности и теперь оно имеет три опоры. В распоряжении командной организации находятся штаб и службы Обратной Связи. Дипломатия Ордена должна быть преобразована из чисто представительской во все большей степени в превентивно-посредническую дипломатию. При помощи активного участия рыцарей по всему миру должно осуществляться дальнейшее развитие оздоровительных программ и программ международной помощи, а также координация действий с другими вспомогательными организациями [13а].

Новая Конституция впервые дала дамам возможность дойти до ранга Послушания, в который до этого они не могли были быть возведены. Ныне женщины могут более активно участвовать в духовной жизни Ордена и в деятельности его руководящих органов на местах. Теперь немонашествующие члены Ордена – миряне и дамы – могут входить в состав местных правительств в ассоциациях Ордена.

Новая Конституционная Хартия и Кодекс, уже через 9 дней после их принятия были утверждены Святым Престолом. И представляют, по заявлению Великого Канцлера Ордена графа дон Карло Марулло ди Кондоянни, эпохальный поворот в отношениях между Мальтийским Орденом и Ватиканом и одновременно во внутренней организации самого Ордена [81].

Значительные изменения претерпели отношения с Ватиканом. Если до сих пор папа римский утверждал избрание нового Великого Магистра, то с принятием новой Конституции Мальтийский орден получил в этом вопросе полную самостоятельность. Теперь вновь избранный Великий Магистр лишь извещает папу о своем избрании. Это решение, утвержденное Ватиканом, еще больше подчеркивает суверенитет Мальтийского ордена в современном мире.

Согласно законодательству Ордена, решения чрезвычайного Генерального Капитула и тексты Конституционной Хартии и Кодекса, дополненные и исправленные, вступили в силу после их публикации в «Официальном бюллетене», что и произошло 12 января 1998 г.

 

 

Добавление 3.

В.А.Захаров

САМОЗВАНЫЕ ОРДЕНА

 

...В последние годы на страницах российских журналов и газет все чаще замелькала информация, сопро вождаемая красочными фотографиями об «инвеститурах», то есть посвящении в рыцари. Организации, в которые вступали и вступают представители российской общественности, государственные и политические деятели, знаменитые художники, называются «орденами».

Из рыцарских орденов (о духовно-рыцарских орденах см. Главу 1 настоящей книги) на слуху один единственный Орден – Орден госпитальеров, или Орден святого Иоанна Иерусалимского, или как его ещё сокращенно называют – Мальтийский Орден. Но странное дело, ни Миссия Суверенного Военного Ордена Госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты в Российской Федерации, ни какая-либо структура Суверенного Мальтийского Ордена ничего подобного в России не проводила. И никакого отношения к этим, с позволения сказать, торжественным мероприятиям Суверенный Мальтийский Орден не имеет.

В чем же дело?

Но прежде чем рассказать об этих новоявленных «орденах» необходимо четко представлять себе что такое рыцарский Орден и как он может возникнуть?

Уже давно существует во Франции международная комиссия по изучению рыцарских орденов Ее появление было продиктовано тем, что во многих странах Западной Европы стали появляться сообщения, что на некоей легитимной основе «воскрес» очередной рыцарский орден. Так стали появляться ордена Тамплиеров, и многие другие.

Перед комиссией, состоящей из специалистов международного права, геральдистов, генеалогов встала задача проверки этих «воскресших» структур. В результате большой работы комиссия определила принципы, позволяющие установить подлинность рыцарского ордена. Они сводятся к следующему:

1. Любое независимое государство имеет право создавать собственные ордена и знаки отличия и устанавливать свои правила. При этом комиссия специально обратила внимание на то, что только высшие ступени орденов в современных государствах могут быть причислены к рангу рыцарских орденов при условии, что они будут утверждены суверенным правителем или главой государства в стране, которая является общепризнанной.

2. Династические ордена и ордена по «праву крови» (лат.: jure sanquinis) принадлежащие к одному из царствующих домов или царствовавших прежде и признанных по Венскому договору 1814 г., либо позже, сохраняют целый ансамбль своих исторических традиций, аристократических и социальных, несмотря на политические перемены. Таким образом недопустимо, чтобы республиканское правительство вмешивалось ни в своей юридической, ни в административной практике, в дела ордена, представляющего какую-либо фамилию или Королевский Дом. То обстоятельство, что они не являются признанными новым правительством нисколько не умаляет их традиционной значимости и статута, признанного в кругах, занимающихся вопросами геральдики рыцарства и международной аристократии.

3. Юристы, как правило, считают, что суверены, которые не отреклись от престола, придерживаются другой позиции, нежели претенденты, и что, на протяжении всей их жизни они сохраняют все права в качестве некоего «фонда чести» (лат.: fons honorum), что также относится и к орденам, Великими Магистрами которых они являются и которые, при других обстоятельствах, рассматривались бы как установления на государственном уровне.

4. Хотя в определенные эпохи, тому уже несколько столетий, частные лица, высокого социального ранга, могли создавать – и действительно создавали – рыцарские ордена, которые были независимы, а некоторые из них со временем завоевали должный престиж и официальную благодарность со стороны Короны и Церкви; право создавать подобные организмы давно вышло из употребления. В настоящее время рыцарские ордена, в том смысле, который мы придаем этому слову, должны происходить из длинного непрерывного ряда традиций и находиться под эгидой главы либо членов того или иного, но обязательно, правящего Дома.

5. Признание орденов со стороны государства и организмов национальных, которые в чистом виде не располагают правом называться рыцарскими орденами и чья конституция не была заранее обеспечена утверждением со стороны официальных рыцарских или аристократических учреждений, может быть принята только после признания законности со стороны власти, поскольку власти ренонсировали практику законной геральдики. Международный статус рыцарского ордена на деле опирается на право «фонда знатности», который согласно традиции должен принадлежать власти, которая признает, протежирует и с которой согласовано существование данного ордена.

6. Единственным признанным орденом, который в настоящее время носит название Суверенный (или по- русски – Державный) является Орден Госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты, или попросту называемый Мальтийским орденом, чей Капитул был перенесен в Рим в 1834 г. и чей международный дипломатический статут заключается в том, что орден является силой независимой и внетерриториальной, он официально признан Святым Престолом и многими другими правительствами [4а] и имеет дипломатические отношения более чем с 80 государствами мира.

Приведенный выше кодекс, утвержденный крупнейшими международными экспертами рыцарской науки, без малейших колебаний отвергает претензии отдельных лиц, которые торгуют рыцарскими орденами. Понимая это, многочисленные «торговцы воздухом» отыскивают неведомых претендентов, которые возглавили бы фантастический орден, пристегнутый к «их» предкам, к которым в действительности они не имеют никакого отношения. Они так же переписывали историю существовавшего или существующего ордена. При этом, как правило, бралась подлинная история, к которой на каком-то определенном этапе добавлялись свои измышления. Ссылки на архивные документы, в таких случаях, отсутствовали. Были лишь голословные утверждения со ссылками на «всем известные факты». Коих на самом деле не было.

Итак, если удавалось найти подходящего кандидата, «торговцы воздухом» принимались сразу за создание «ордена» и его «суверена»!..

Таким образом простые люди, с титулами или без оных, оказываются вдруг в один прекрасный день носителями громких титулов «императорского, королевского или светлейшего» высочества, и с так называемым «правом» утверждать ордена или даже раздавать аристократические титулы! Такие «продавцы воздуха», правильнее их назвать – авантюристы были всегда и везде. Их появление происходило в тех странах, в которых появлялись покупатели. Уходящий двадцатый век, с его падениями тронов и династий, был как раз полон такими личностями.

Люди эти не брезговали ничем – ведь за деньги все продавалось и покупалось. Ордена придумывались разнообразнейшие, причем чем заковыристее, чем длиннее титул у его главы, тем для западного обывателя это считалось наиболее правдоподобным.

Почти все создатели самозваных орденов зачастую брали за основу названия своей выдумки уже проверенные временем имена. Поскольку фантазии не у всех хватало, чаще всего шли по проторенной дороге. Мальтийский орден был известен во всем мире, это самый древний и самый престижный рыцарский орден, вот его-то и подделывали чаще других.

Общеизвестно, что на рубеже XVIII и XIX веков Великим Магистром был российский Император Павел I. Вот и начинали переписывать историю со времени после его гибели. Приписывая Павлу I создание некоего «экуменического приорства». Русский Император был 72-м Великим Магистром, новоявленные «историки» почему-то считали его 70-м. И хотя были как бы «законные» последующие великие магистры в их «орденах» не раз вновь и вновь появлялись 73 и 74-е великие магистры. Им все было нипочем. Ведь те, кому они продавали это «рыцарство», разнообразные титулы и звания, истории-то не знали и ею не интересовались.

Да и к чему она им, ведь у них существует вполне конкретная цель – стать «рыцарем», получить плащ, знак ордена и... ничего дальше не делать. В то время как настоящие рыцари обязаны нести различные обеты, исполнять определенное послушание, участвовать, в соответсвии с Конституцией Ордена в госпитальерской и благотворительной деятельности Ордена. А это уже не входит в планы новых «рыцарей», им бы время провести на балу или на какой-нибудь высокопоставленной тусовке. Решить личные экономические проблемы или продвинуть дела своей фирмы.  

            

 

Новые «ордена»

 

На острове Мальта в настоящее время зарегистрировано несколько общественных организаций, именующих себя «Мальтийскими Орденами», и которые между собой живут примерно так же как кошка с собакой. Но многим членам, или как они себя именуют «рыцарям», этих структур невдомек, что подлинный-то Мальтийский Орден находится вовсе не на Мальте, вот уже свыше полутора столетий его штаб-квартира расположена в... Риме.

Прошел целый век с его взлетами и падениями... Мир входил в новую эпоху. И в начале ХХ века на Северо-Американском континенте появились пронырливые дельцы, которые нашли новый способ зарабатывания денег. Крушение многих династий нарушило обычный способ получения наград и титулов, хотя потребность в этом не пропала. На помощь «страждущим» и «жаждущим» чинов и титулов появились самозванцы с легкостью их раздающие, а точнее продающие.

Они не стали выдумывать что-то новое, а пошли по проторенной дороге проходимцев. То что существует Мальтийский Орден, было известно во всем мире как и то, что он пользуется огромным авторитетом, а в его рядах состоят только выдающиеся личности. Вот и стали предприимчивые и охочие до денег и славы «деятели» создавать фальшивые дубликаты Ордена, вначале на Американском континенте, а затем и в Европе. Эти структуры именовали себя вполне добропорядочно. Так появилась вначале «Ассоциация рыцарей Мальты», от которой затем отпочковалось к нынешнему времени немало «Мальтийских Орденов». Но и этого оказалось недостаточно, количество претендентов росло и стали возникать «ордена» – «св. Георгия», «св. Константина», «св. Агаты», «св. Юстиниана», «кельтского Креста», «Константиновский орден св. Георгия» и т.д.

Их основывали, как правило, или самозваные «императоры» или лица действительно дворянского происхождения как, например, граф Н.А.Бобринской из США или экс-король Петр II Югославский.

Во главе этих объединений стали появляться и особы именующие себя «принцами», «королями», «герцогами» и даже «императорами». Причем, наиболее правдоподобными для западных дельцов оказывались самые закрученные титулы.

Возьмем для примера лишь некоторых личностей: «Его Императорское Высочество Алексей д’Анжу Дурасов Долгорукий Романов, Великий Князь и русский царевич, король Украины-Рутении и т.д.» или «Его Королевское Высочество принц Томасини Патерно, глава королевского дома Леопарди Томасини Патерно Константинополя (юстинианская и гераклидская династии), наследник по праву трона Восточной Римской Империи, в законные преемники Католической Апостольской Православной Церковью Византийского обряда, маркиз де Монтеаперто, граф палатин королевского трона Польши и т.д., великий наследный магистр и главный командор рыцарских Орденов Византийской Империи» (?!!).

Эти примеры говорят о том, что потребность в орденах и титулах в мире до сих пор слишком велика, чем и пользуются недобросовестные личности.

Истории с этой мистификацией нет еще и ста лет, но сети, расставленные теми, кто стоял у ее истоков оказались столь запутанными, что разбираться приходится с большим трудом. Дело в том, что мы наблюдаем отсутствие элементарных исторических знаний, которые приводят нередко к казусам международного порядка. Примеров этому несть числа.                   

Уже после Второй мировой войны в изданиях, выпускаемых этими фальшивыми Орденами, сообщали, что якобы по одним источникам в 1908, а по другим в 1911 г. в США был возрожден «Суверенный Орден Госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского». Основателями этой структуры были несколько американских граждан, среди которых якобы были и русские по происхождению, которые заявляли, что они, якобы достоверно, являются потомками Командоров того, что принято называть «Родовыми Командорами Великого Приорства Российского».

Так вот, эти «русские» основывают в Нью-Йорке со своими американскими друзьями «Великое Приорство Америки Суверенного Ордена святого Иоанна Иерусалимского». Имена этих «русских» приведены не были, кроме одного – главного вдохновителя Уильяма Лэмба (William Lamb), называвшего себя «русским по рождению» и «генералом», правда, не говорящим по-русски.

Уже тогда эта группа стала искать себе покровителей, обладающих громким именем, а еще лучше титулом. И, как правило, все фальшивые структуры или псевдо-ордена, во множестве отколовшиеся от шикшинской группировки, возглавляли такие же псевдо-  «принцы», «императоры», «короли», «бароны», «великие канцлеры» и т.п.

Заметим, что никаких «наследственных командоров» никогда не было. Существовали «родовые командорства». Однако, это постарались забыть и многие лица, предки которых действительно были родовыми командорами, стали считать себя полноправными наследниками своих предков – а отсюда и «наследственными мальтийскими рыцарями». Что совершенно не соответствует действительности, и в Суверенном Мальтийском Ордене таковых никогда не существовало.

В 1911 г., в Нью-Йорке, эта группа преобразуется в общество под названием «Ассоциации рыцарей Мальты», ставшего впоследствии «Ассоциацией Суверенного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского», которая в том же году в США на самом деле была зарегистрирована под называнием: «Рыцари Мальты Инкорпорейтед» («Knights of Malta Inc.») [17а].

В 1936 г. штаб-квартира этой организации переносится в Шикшинны (Пенсильвания, США) к своему «великому канцлеру» и истинному «покровителю» в то время «полковнику» Шарлю-Луи Туро-Пишелю, «псевдо барону» де Туро, «сеньору де Эстагелю», кавалеру множества фальшивых «рыцарских Орденов».

«Рыцари» шикшиннской группы утверждали, что «великим магистром» с 1913 по 1933 годы у них якобы был Великий Князь Александр Михайлович Романов. «Лейтенантами Великого Магистра» были: Вильям Сойе-Бриан (Брайон) (1933–1951), барон фон Энгельгардт-Шнелленштейн (1951–1955), граф фон Цеппелин (1956–1960), Поль де Гранье де Кассаньяк, проживавший во Франции (1960–1962), граф Феликс фон Люкнер (1962–1966).

«Великим Магистром» с 1966 по 1977 гг. был «князь и великий магистр чести» «Сэр» Вильям Эделен, называвший себя «граф де Бург, потомок франкских королей Иерусалима, императоров Византии, Карла Великого и т.д.» – кавалер огромного количества фальшивых «рыцарских орденов». Его изгнали из шикшинской группы в 1962 г., но потом вновь ввели.

«Высоким наследственным покровителем» с 1973 по 1978 гг. и с 1979 г. «князем, великим магистром» стал итальянец Роберто Патерно, называющий себя: «Его Королевское Высочество, принц Роберто II Патерно Айэрбе Арагона, герцог Перпиньянский, глава королевского дома Арагона, претендент на королевские троны Арагона и Балер, великий магистр Орденов Колье Святой Агаты Патерно и королевской короны Балеар и т.д...» Изначально привязанный к этой группе он ее покинул в 1971 г. уступая место «великому международному приорству» мальтийца «барона маркиза» К.Велла Хабера «д’Аларо». Затем Патерно воссоединился с Туро-Пишелем.

В 1981 г. «лейтенантом Великого Магистра» стал «граф Эрик фон Левенгауп», который, по некоторым источникам, был перебежчиком из группы «псевдо-царевича Алексея Николаевича Романова».

Эта «ассоциация» насчитывала среди своих «кавалеров» князя Сергея Трубецкого («великого приора русского языка» к 1967 г.), «барона маркиза» К.Велла Хабера «д’Аларо» («приор» к 1967 г.), расстриженного священника Отто Адриана Шоберта, «псевдобарона Шуабера» («приор и посол» в 1958 г.), отравленного в Швейцарии своими друзьями из «гельветического приорства», основанного «Шуабером» в 1966 г.

Что касается Туро-Пишеля, рожденного в 1890 г., то он исчез со сцены с 1977 г.

До сих пор псевдо-историки фальшивых орденов продолжают утверждать, что «в 1913 г. с благословения Николая II Великим Магистром Мальтийского Ордена был избран его двоюродный брат Великий Князь Александр. Правда кто-то называет его 71-м, а кто-то 73-м «Великим Магистром». Но эта нестыковка для них несущественна. Под его руководством Орден якобы «был реорганизован, образовав две основные ветви: Великая Приория (в основном для протестантов) в США и Ассоциация наследных командоров (православных и протестантов) в Европе». Большей глупости придумать невозможно. Авторам этих, с позволения сказать, «изысканий» попросту не было известно письмо, которое Император Николай II отправил 74-му Великому Магистру Суверенного Мальтийского Ордена Фра Джованни Батиста Чечи а Санта Кроче и которое мы уже цитировали (см. Главу 7 настоящей книги).

Не разобравшись, советский автор П.Перминов, ссылаясь на книгу одного из «историков» фальшивых орденов Генри Шмитта, повторяет ошибочное утверждение о якобы истинном «возрождении русского православного Ордена рыцарей святого Иоанна» Великим Князем Александром Михайловичем в 1913 г. (см.: Smith H. The Role of the Ortodox among the Knights of Malta. – Alexandria, 1962) Нет никаких сомнений, что Николай II знал и об избрании в 1905 г. нового 75 Великого Магистра Суверенного Мальтийского Ордена (им стал Галеаццо фон Тун унд Гогенштейн). И, конечно, Государь Император не мог даже помыслить вмешаться во внутренние дела другого cуверенного государства, каковым был Мальтийский Орден, назначив параллельно «своего» Великого Магистра. Причина того, что никаких документов на счет некоего «благословения» Николаем II своего кузена, Великого князя Александра Михайловича, на Мальтийский престол эти господа не предъявляют, одна – эти документы попросту не существуют.

Вполне естественно, что к этому времени уже не существовало никакой православной ветви Мальтийского Ордена. Но когда все эти инсинуации стали публиковать, Великий Князь Александр Михайлович умер, заступаться было уже некому. Шикшинская же группировка слишком разрослась. От нее отпочковалось немало самозваных «императоров», «князей», «принцев» и иже с ними, которые в 50–70-х гг. стали создавать и регистрировать собственные организации, называемые «Суверенными Орденами святого Иоанна Иерусалимского» с некоторыми добавлениями: «рыцари Мальты» или «рыцари госпитальеры». Таковых сейчас насчитывается свыше дюжины и большинство из них обитают в Соединенных Штатах Америки. Все они ведут свое начало от шикшинской группировки и ее дочерних структур. Самое интересное, так это то, что каждый самозванец именно себя называет 73-м или 74-м великим магистром, забывая даже о том, что их предшественники уже называли великого князя Александра Михайловича 73 Великим магистром.                  

Существует довольно редкая брошюра, посвященная Югославскому Ордену Госпитальеров, . В этой книге на 18 странице помещена фотография Великого Князя Александра Михайловича в одежде Гроссмейстера Ордена. Авторы этого, плохо скрытого фотомонтажа, и, недостаточно хорошо знавшие историю Ордена, надели на шею Великого Князя Мальтийский Крест на Большой цепи, которого никогда в Великом Приорстве Российском не существовало [17а].

То, что вся история с «благословением» Александра Михайловича была вымыслом стало известно и из книги барона Михаила фон Таубе, которая вышла в Париже в 1955 г., а в России ее нет ни в одной из библиотек. В своем труде автор подробно рассказал об истории попыток восстановления во Франции в 20–30-х гг. нынешнего века группой лиц организации, которую предполагали назвать «Ассоциация наследников Мальтийского Ордена» [16а].

Тогда в Париже эта инициативная группа пыталась сделать Великого Князя Александра Михайловича главой Ассоциации. Но для того, чтобы эта организация была вполне легитимной, они даже обратились в Рим. Однако, приведенный нами ответ, а точнее, категорический отказ из Суверенного Мальтийского Ордена о невозможности признать легитимной созданную во Франции структуру. Александр Михайлович затем совершенно отошел от этого. Но после его смерти, спустя 20–30 лет, кое-кто стал его называть «Великим Магистром», чего, на само деле, не было. Но и этого показалось мало, и, как грибы после дождя, стали появляться другие «Ордена», с не менее фантастическими названиями.

Соперничество длится до сих пор, и многие страницы истории фальшивых Орденов покрыты грязью. Ведь деньги, за которые продавались и продаются титулы и звания, слишком велики.

 

 

Псевдо-императоры и их «рыцари»

 

Вот истории некоторых из этих «орденов» и их руководителей.

В начале 1981 г. в Ридинге (шт. Пенсильвания, США) появляется на свет «Великое приорство Америки Суверенного Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, рыцари Мальты» под «императорским покровительством» «Его Императорского и Королевского Высочества Царевича и Великого князя Российского Алексея Николаевича Романова», который неизвестно как избежал расстрела в 1918 г. и жил под именем Михаила Голеневского в Польше.

С 1957 по 1960 гг. полковник Голеневский возглавлял научно-технический отдел польской секретной службы. Этот пост давал ему возможность выезжать из страны. Под кодовым именем Хекеншютце («меткий стрелок») он с апреля 1958 г. передал ЦРУ более двух тысяч микрофильмов секретных документов, а так же сообщил имена агентов, внедренных КГБ в западные правительства и секретные службы (Стиг Веннерстрем, Джордж Блейк, Гордон Лонсдейл, Израиль Беер, Хайни Фельфе и Джон Вассал).

В декабре 1960 г. М.Голеневский оказался в Западном Берлине, а в январе 1961 г. самолетом ВВС США прибыл из Германии в Америку. Он получил от правительства США право на трудоустройство и денежное пособие и почти три года проработал по контракту с ЦРУ. 30 сентября 1961 г. у него состоялась часовая встреча с директором ЦРУ Алленом Даллесом. 10 июля 1963 г. он получает право на гражданство (закрытый билль за № 5507).

Г-н Голеневский, называвший себя цесаревичем Алексеем Николаевичем, был одним из очередных самозванцев на Российский престол, утверждавший, что Юровский, вместо того чтобы расстрелять в подвале всю царскую семью, помог им бежать и даже сопровождал их, переодетых нищими беженцами, до самой границы... Проскитавшись в Турции, Греции и Австрии они добрались до Варшавы, где и осели. Все это, конечно же, вымысел. Однако в течении нескольких лет Голеневский требовал деньги, в общей сложности около 400 тыс. долларов, которые якобы Николай II разместил в США. В 1964 г. ЦРУ отправило его на пенсию и прекратило с ним все контакты.

30 сентября 1964 г. Голеневский венчался, за несколько часов до рождения дочери, у себя на квартире с тридцатипятилетней Ирмгардт Кампф, немецкой протестанткой, с которой жил в незарегистрированном браке. Венчал их протопресвитер Русской Зарубежной Церкви граф отец Георгий Граббе (впоследствии епископ Григорий). Перед венчанием Голеневский показал священнику брачное свидетельство на имя Алексея Николаевича Романова и судебное постановление, в котором говорилось, что податель сего сменил свое имя с Михаила Голеневского на Алексея Романова.

В 70-х гг. Голеневский издавал у себя дома ежемесячный бюллетень под названием «Двуглавый Орел», посвященный, как пишет Роберт К.Масси, национальной независимости и безопасности Соединенных Штатов и сохранению христианской цивилизации. В этом бюллетене он величал себя: «его императорское величество, наследник российского императорского престола, цесаревич и великий князь Алексей Николаевич Романов, августейший атаман и глава русского императорского дома Романовых, рыцарь Ордена Святого Андрея Первозванного, Святого Георгия, Святого Иоанна Иерусалимского и прочая, прочая».

По некоторым сведениям, Михаил Голеневский умер 12 июля 1993 г. в Нью-Йорке [Масси Роберт К. Романовы последняя глава. Смоленск: Русич, 1997. ].

 

*  *  *

 

А вот, например, что известно об еще одном претенденте, называвшем себя «князем Алексеем».

Все тот же американский исследователь Роберт К.Масси в книге «Романовы последняя глава» пишет о многочисленных самозванцах на роли спасшихся Романовых. Позволим себе привести довольно обширную цитату из этой книги:

«Ходили слухи, будто третья дочь царя, Мария, бежала в Румынию, где вышла замуж и родила дочь по имени Ольга-Беата. Та, в свою очередь, родила сына, который в последствии поселился в Мадриде под именем князя Алексея д’Анжу де Бурбона-Конде Романова-Долгорукого. В 1994 г. этот князь провозгласил себя «его императорским и королевским величеством, наследным великим князем и цесаревичем российским, королем украинским и великим князем киевским». В 1971 г. семья Долгоруких и Бельгийская ассоциации потомков русского дворянства подали в суд на «князя Алексея», обвинив его в том, что на самом деле он бельгийский гражданин по имени Алекс Бримейер. Суд приговорил Бримейера-Долгорукого-Романова в восемнадцати месяцам тюрьмы.

В 1993 г. он обращался и к заместителю председателя Правительства Ю.Ярову – возглавлявшему тогда комиссию по «екатеринбургским останкам» с просьбой изучения его документов и документов «судьи Соколова и прокурора Казани Миролюбова, которые находятся в распоряжении американских университетов в Гринвиче, Стэнфорде и Гарварде. В них также есть четкие подтверждения, что моя бабушка и некоторые ее сестры не были убиты в Екатеринбурге и были вывезены оттуда живыми в июле 1918 г.», а также взятия крови для «биологического сравнительного анализа».

Тогда же г-н Бримейер направил Президенту России Б.Ельцину просьбу о предоставлении ему российского гражданства «как сыну, внуку и правнуку русских людей, принадлежащих части нашей Истории» [Масси Роберт К. Романовы последняя глава]. В 1995 г. он скончался в Испании. Но, как известно, «свято место пусто не бывает», вот это-то пустующее место и занял г-н, именующий себя принцем Георгием I (Horche I).

В России, к сожалению, тоже не было отбоя от самозванцев. Их и сейчас не мало – это всевозможные Павлы и Николаи, и (тоже глава своего «Мальтийского ордена») г-жа Джуна, и господин Брумель, «Светлейший Князь» А.Л.Бугаев-Понятовский, «Глава Всемирного Монархического Двора Новая Элита Мира, Глава Международного Монархического Двора и Канцлер Религиозно-Монархического Собора, Заместитель Верховного Атамана казачьих войск России и Зарубежья, Генерал-полковник Лейб-Гвардии Международного Монархического Двора» и другие не менее экзотические «Великие Магистры» и «Великие Приоры», с легкостью жалующие воинские звания, фантастические титулы. Делается это за деньги, вносимые соискателями, ради получения для себя неких фантастических привилегий.

И как бы не приписывали себе доморощенные самозванцы права Суверенного Мальтийского Ордена, что бы не говорили о существующей у них преемственности, якобы происходящей от Всероссийского Императора Павла I – ни у кого из них таковой законной преемственности не было и не существует. И нет ее у них лишь по одной причине – её попросту не существовало. Ведь ни одна из этих общественных организаций не может доказать, что она ведет свое происхождение от Мальтийского Ордена или его Приорства.

Такими фальшивыми орденами, осуществляющими свою деятельность в настоящее время также в Российской Федерации, на Украине и в Эстонии являются, например:

1). «Суверенный Военный Орден Госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского, Рыцарей Мальты, Экуменический и Правящей Территориальной Суверенной Власти O.S.J. (О.С.И.)», руководимый самозваный «Принцем и Великим Магистром Хорхе I», который осуществляет свою деятельность из Ла Коруна (Испания), его самозваным «Великим международным канцлером, полномочным государственным Секретарем бароном Паулусом ван Дронгеленом», осуществляющим свою деятельность из Брюсселя, и его «Полномочным Представителем, министром» г-ном Жаком Робертом Массоном, осуществляющим деятельность из Ниццы (Франция).

Эта структура также появляется под именем «Суверенный и Военный Орден Святого Иоанна Иерусалимского, Рыцарей-Госпитальеров и выдает фальшивые дипломатические паспорта и фальшивые «дипломатические удостоверения».

Этот фальшивый «орден» иногда появляется под именем «Суверенный Орден св. Иоанна Иерусалимского, экуменических Рыцарей Мальты и Родоса (O.S.J.)» или «Суверенный и Военный Орден св. Иоанна Иерусалимского, экуменических Рыцарей-Госпитальеров Родоса и Мальты».

2). Другим фальшивым «Орденом св. Иоанна» является: «Суверенный Династический Орден св. Иоанна – Рыцарей Мальты» или «Суверенный Военный Орден св. Иоанна Иерусалимского Рыцарей Мальты».

В России эти «рыцари» открыли «Суверенный Орден cв. Иоанна Иерусалимского Рыцарей Мальты Великое Приорство Российское». Этот «орден» возглавляет г-н Энрико Виго, именующийся «Его Королевское Высочество принц Анри Константин III Палеолог, глава Византийского Императорского Дома де Виго Алерамиков Ласкарисов Палеологов, 74-й Гроссмейстер Суверенного Ордена cвятого Иоанна Иерусалимского. Рыцари Мальты», который осуществляет свою деятельность из Канн (Франция).

3). Существует еще «Суверенный (Державный) Орден православных Рыцарей Госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского», руководимый самозваным «Великим Приором» графом Николаем А.Бобринским, который осуществляет свою деятельность из Маунт Вернона (США).

И другие*{*  В архиве Миссии Суверенного Мальтийского ордена имеется огромное количество документов и материалов по самозванным и фальшивым орденам, которых насчитывается уже 21. Публикация этих материалов, как и даже краткая характеристика каждого из фальшивых орденов, в рамках настоящей книги не представляется возможной.}...

                                    

 

Фальшивые рыцари наступают.

Князь Владимир Кириллович и Орден

 

В начале 70-х гг. в Соединенных Штатах Америки была сделана попытка восстановить «Великое Приорство Российское». Во главе этого движения стоял отколовшийся от фальшивого ордена бывшего экс-короля Петра II Югославского «лейтенант Великого Магистра» князь Сергей Трубецкой. Он нашел человека, согласившегося стать главой «Ордена Мальты». Это был граф Н.А.Бобринской. Организация просуществовала недолго.

В 1977 г. в Нью-Йорке прошло собрание под председательством князя Сергея Белосельского-Белозерского (это его подпись стояла под документом о «восстановлении» Российского Приорства в Париже в 1928 г.). Великим Приором «Державного Ордена Православных Рыцарей Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского» был вновь назначен граф Николай Алексеевич Бобринской, документ о присвоении ему титулов «Великий Байльи и Великий Приор» подписал все тот же «лейтенант Великого Магистра» кн.Сергей Трубецкой. Как видим, никакой приемственности и законности своего существования «Орден» Бобринского также не имеет.

В нашем распоряжении имеются два документа, свидетельствующих, что Князь Владимир Кириллович в начале 60-х гг. самочинно возглавил протекторство над некой организацией, которая имела довольно пышное наименование: «Союз Потомков Наследственных Командоров и Кавалеров Великого Приорства Российского Ордена Святого Иоанна Иерусалимского». Все это было сделано, с одной стороны, в тайне от Мальтийского Ордена, с другой стороны, большого труда захватить инициативу ему не составляло, поскольку из лиц, подписавших Декларацию в живых остались единицы, да и те проживали далеко от Парижа [АМ SMOM].

Оба документа были направлены «кавалеру» графу Алексею Алексеевичу Бобринскому, старшему брату графа Н.А.Бобринского.

Первый датирован 9 июля 1962 г.:

«До Вашего сведения доводится:

1) Протектор Союза Ордена, Его Императорское Высочество, Великий Князь Владимир Кириллович, 18-го Октября 1961 г. возведен Державным Мальтийским Орденом в звании Байли Большого Креста, как являющийся Главой Императорского Российского Дома Романовых.

2) Генеральный Секретарь Союза Ордена, Ю.С.Ртищев, 13-го Марта 1962 г, Главным Магистратом Державного Суверенного Ордена Мальты пожалован Крестом Достоинства и Заслуги 1-й степени с короной.

3) Совет Союза Ордена просит не отказать внести следуемую с Вас сумму в _____ годового самообложения за 1962 г., утвержденного Кавалеру Союза Ордена Капитулом Ордена 12-го Ноября 1956 г.»

Второй документ датирован 6 октября 1962 г.:

«Капитул Союза Потомков Наследственных Командоров и Кавалеров Великого Приорства Российского Ордена Святого Иоанна Иерусалимского, выслушав доклад Совета сего Ордена о Вашем ходатайстве о принятии Вас, Графа Алексея Алексеевича Бобринскаго в число Кавалеров Ордена:

постановил – подтвердить Ваше состояние в Союзе Потомков Наследственных Командоров и Кавалеров Российского Ордена Святого Иоанна Иерусалимского в звании Кавалера Соревнователя, как прямого нисходящего потомка по женской линии от Графа Александра Николаевича Самойлова. Всемилостивейше возведенного 26-го дня Февраля месяца 1799 г. в звание Наследственного Командора (Придворный Календарь 1812 г. стр. 47) пра-пра-прадедом Моим, Великим Магистром Ордена Св. Иоанна Иерусалимского, Императором ПАВЛОМ I-м, с правом ношения Вами установленным порядком, знаков сего Ордена.

Постановление Капитула утверждаю, во свидетельство чего Вам выдается сия Грамота, что подписью и приложением Орденской печати, удостоверяется.

ПРОТЕКТОР Союза Потомков Наследственных Ко-

мандоров и Кавалеров Великого Приорства  Российского Ордена Св.Иоанна Иерусалимского Владимир,

Генеральный Секретарь Союза Ордена Ю. Ртищев».

 

*  *  *

 

У нас нет документальных подтверждений, что «Союз Потомков Наследственных Командоров и Кавалеров Великого Приорства Российского Ордена св. Иоанна Иерусалимского», который пытались учредить в 1928 г. под Протекторством Великого Князя Александра Михайловича, был признан Суверенным Военным Мальтийским Орденом (S.M.O.M.). Больше того, постоянная путаница в наименовании «наследственных Командоров» в то время как таковых никогда не существовало, а были «родовые Командорства», о чем уже подробно рассмотрено, дает уверенность, что вышеприведенные документы – плод инициативы самого князя Владимира Кирилловича. Это, по-видимому, одна из его попыток «законного» получения дополнительных средств на личные расходы. Хотя он вполне законно мог гордиться подлинным званием бальи Большого Креста, которым его удостоил Великий Магистр Мальтийского ордена фра Анджелло де Мохана ди Колонья...

 

 

Вместо заключения

 

На постоянные спекулятивные попытки всякого рода самозваных «орденов св. Иоанна», которые претендуют – явно без малейших исторических или каких-либо иных прав – на происхождение от некатолического Великого Приорства Российского Суверенного Военного Ордена Госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты, который существовал исключительно в период между 1798–1810 гг. в Санкт-Петербурге, Суверенный Мальтийский Орден официально заявляет:

Император Павел I, показавший себя другом Ордена, провозгласил себя, с помощью некоторых рыцарей, 72-м Великим Магистром вместо еще правившего Великого Магистра фра Фердинанда фон Гомпеша. Это провозглашение женатого некатолика главой католического религиозного Ордена было незаконным и недействительным и никогда не было признано  Святым Престолом (что является условием легитимности).

В соответствии с этим, Император Павел I, который тем не менее был признан многими рыцарями и рядом правительств, рассматривается как Великий Магистр «де факто», но не «де юре».

Своей властью Павел I основал в 1798 г., наряду с уже существующим (с 1797 г.) Великим Приорством Российско-Католическим, Великое Приорство Российское (не католическое), для русских дворян.

Его сын и наследник Император Александр I помог Суверенному Мальтийскому Ордену вернуться к законной форме правления. В 1803 г. фра Джованни Баттиста Томмази был должным образом избран обоими русскими Великими Приорствами 73-м Великим Магистром и был признан Святым Престолом.

К 1810 г. император Александр I упразднил оба Русских Великих Приорства – как католическое, так и некатолическое. Таким образом, оба они прекратили свое существование в 1810 г. и с того времени никогда не были восстановлены.

Любое восстановление Великого Приорства или Приорства Суверенного Мальтийского ордена может быть законно проведено только самим Суверенным Мальтийским орденом.

Ни одна из общественных организаций или самозваных орденов, незаконно присвоивших себе имя или часть имени Суверенного Ордена Госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты и претендующих на подобные цели, исторические корни или свое происхождение от Суверенного Военного Мальтийского Ордена, не может этого доказать. Ни одна из этих различного рода общественных организаций или самозваных орденов никогда не была признана ни Святым Престолом conditio sine qua non (непременное условие – лат.), ни Суверенным Военным Мальтийским Орденом, ни какими-либо другими суверенными государствами.

Эти общественные организации или самозваные ордена, несомненно, не имеют ни малейшего права использовать термин «суверенный» или какое бы то ни было подобное слово и не могут иметь никаких дипломатических отношений, поскольку не обладают суверенным правом активного и пассивного законодательства. Подобные действия таких непризнанных общественных организаций или самозваных орденов являются нарушением существующего международного права.

Эти непризнанные общественные организации или самозваные ордена нелегально используют имена, эмблемы, знаки отличия или титулы, которые со всей очевидностью принадлежат исключительно Суверенному Военному Ордену Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты и тем самым наносят ущерб доброму имени и престижу Суверенного Военного Мальтийского Ордена, эффективной деятельности его госпитальеров, а также благотворительной деятельности и могут ввести в заблуждение общественность, незнакомую с действительным положением дел.

 

В официальном заявлении Миссии Суверенного Военного Ордена Госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты при Российской Федерации, которое было распространено в средства массовой информации в 1998 г., сказано, что «единственным продолжателем и правомочным преемником Ордена Госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского, основанного в 1099 г. в Святой Земле и торжественно признанной Святым Престолом 15 февраля 1113 г. (булла папы Пасхалия II «Pia Postulatio»), является только и исключительно Суверенный Военный Орден Госпитальеров святого Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты (сокращенно: Суверенный Военный Мальтийский Орден или Суверенный Мальтийский Орден), являющимся религиозным орденом Католической церкви и одновременно католическим рыцарским орденом.

Международное сообщество никогда не переставало считать его суверенным объектом, независимым от какой бы то ни было светской власти. Эти факты неопровержимо подтверждают уникальную историческую идентичность и подлинность Суверенного Военного Мальтийского Ордена, на которые не может предъявлять права ни одна из общественных организаций или самозваных орденов. С 1834 г. штаб-квартира Суверенного Мальтийского Ордена, имеющего экстерриториальный статус, находится в Риме. Глава Суверенного Военного Мальтийского Ордена, Князь и Великий Магистр, признан на международном уровне главой государства.

На территории каждой страны, где осуществляется ее деятельность, организация Суверенного Мальтийского Ордена в соответствии со своими правами или на основании международных конвенций имеет: Великие Приораты, Приораты, Субприораты, Национальные ассоциации, которые в настоящее время существуют более чем в 50 государствах» [АМ SMOM].

 

Приведем фрагмент интервью, данного Князем и Великим Магистром Суверенного Мальтийского Ордена Фра Эндрю Берти Международной ассоциации по борьбе с наркоманией и наркобизнесом.

«Вопрос: В печати появлялись сообщения о награждении граждан России Мальтийскими Орденами. По некоторым данным ими награждено уже свыше двадцати человек. Были сведения, возможно слухи, что отдельным лицам присвоен титул Князя Священной Римской Империи.

Имеет ли Орден свои награды? Кто и за какие заслуги ими награждается? Кто персонально из граждан России (или бывшего СССР) награжден или кому из них присвоен почетный титул Мальтийского Ордена?

Ответ: До настоящего времени ни один гражданин Российской Федерации (или бывшего СССР) не был принят в Суверенный Мальтийский Орден. Одна из причин то, что Орден не только Суверенный и госпитальерский, но он также является религиозным орденом Римско-Католической Церкви и поэтому его члены должны быть практикующими католиками. Во многих странах существуют друзья Ордена, которые поддерживают цели Ордена и принимают участие в наших госпитальерских организациях, но не являются католиками. В настоящее время несколько таких добровольцев сотрудничают и в России.

Суверенный Мальтийский Орден никогда не давал и никогда не был уполномочен давать никому титул Князя Священной Римской Империи. Великому Магистру Ордена был присвоен этот титул в 1607 и 1620 гг.

У Ордена есть свой наградной орден Pro Merito Melitensi, который имеет различные степени и присуждается за выдающиеся заслуги перед Орденом. До сих пор он не был присвоен ни одному российскому гражданину.

Хотя Великий Магистр, как правящий Суверен, имеет право присваивать дворянские титулы, это право им больше никогда не использовалось с 1798 г., со времен ухода Ордена с Мальты» [АМ SMOM].

Это же подтвердил в своем интервью «Независимой газете» Великий Канцлер Суверенного Мальтийского Ордена граф дон Карло Марулло ди Кондоянни, князь Казалнувский. Он, говоря о деятельности Ордена в России, заметил:

«В России мы столкнулись с феноменом, который известен как «ложный орден». Речь идет об организациях, которые, используя имя Мальтийского ордена, занимаются обманом и мошенничеством, незаконно получают в свое распоряжение финансовые средства.

Дело доходит до того, что жертвами мошенников становятся порою весьма высокопоставленные лица, которые соглашаются принять «мальтийские регалии» и искренне полагают, что становятся членами Мальтийского ордена. В действительности же они никем не становятся. Даже сам президент Ельцин был в свое время вовлечен в одну из подобных операций» [81].

 

 

 

Добавление 4.

В.А.Захаров

Развенчание ошибки:

Павел I и масоны

 

 

Иногда в современной периодике или, листая страницы исторических трудов, вышедших в советское время, можно было прочитать рядом с именем «Мальтийский Орден» определение: «масонский», «масонская организация».

Что же произошло на самом деле? Почему за Орденом закрепился столь нелестный термин? Как на одной скамье могли оказаться один из оплотов христианства, каким является католический Орден святого Иоанна Иерусалимского, и масонские ложи, ставящие своей целью христианство разрушить?

Дело в том, что некоторые тайные организации, не всегда масонские, для своего прикрытия создавали новые структуры под старыми названиями, имевшими в прошлом, как правило, хорошую, положительную репутацию. Чаще всего под прикрытием красивых лозунгов, используя при этом уже существующую атрибутику и символику.

Для выяснения вопроса следует обратиться к истории и рассмотреть отношения Павла I и русских масонов. Т.А.Бакунина в своей книге «Знаменитые русские масоны» отмечает, со ссылкой на сведения, приведенные особой канцелярии министерства полиции, что после коронации император Павел велел профессору Маттеи, управлявшему ложей «Три меча», собрать в Москве всех главных масонов. Прибыв на это собрание император предложил присутствующим высказаться, не признают ли они за лучшее прекратить масонские собрания «ввиду распространившихся покушений на мнение общее». Все ответили отрицательно, и только Провинциальный Великий мастер рижских лож барон Унгерн-Штернберг высказался, что мера, предложенная государем, необходима, особенно для пограничных губерний, куда могут проникать всякого рода люди. Павел остался доволен этим заявлением и сказал: «Не собирайтесь более до моего повеления» [6].

Но повеления такого не последовало, и «отношения между Павлом и масонами развития не имели ввиду принятия государем в 1798 г. гроссмейстерства в Мальтийском ордене» [7]. Это еще раз подчеркивает тот факт, что масоны никогда не были связаны с Мальтийским орденом. А быть масоном и быть рыцарем Мальтийского ордена для братьев из любых лож было совершенно недопустимым и несовместимым.

Известно так же, что все масоны дали подписку не открывать лож без особого разрешения. В период царствования Павла I ни одной новой ложи в России официально не было открыто. Павел I не только осудил масонство и отдалил от себя многих братьев, но в период его кратковременного царствования масонство в России было, по-сути, облечено на безгласное существование. Однако внешняя политика Павла I не раз подвергалась резким переменам. И когда после захвата Англией острова Мальты наступил разрыв с этой державой, а русский император отправил атамана Войска Донского Орлова «завоевать Индию», это привело английское правительство к решению во что бы то ни стало устранить Павла с престола. С помощью английских и русских масонов это им вполне удалось.

 

*  *  *

 

Масоны не могут считать своим Суверенный Мальтийский орден. Ведь это религиозный орден Католической Церкви. В резиденции Великого Магистра в Риме ежедневно совершается богослужение – месса, на котором присутствует все руководство ордена, где они обязательно причащаются. Масоны то в храмы не ходят и позволить себе это они не могут даже для видимости. Вполне естественно появляется законный вопрос: откуда же берутся все эти, с позволения сказать, факты?

 

*  *  *

 

Знаменательно, что после революции 1917 г. из России бежали многие масоны. Многие архивы оказались доступны исследователям. В 1934 г. в Харбине вышла интереснейшая работа В.Ф.Иванова «Русская интеллигенция и масонство: от Петра I до наших дней». В этой книге автор сделал весьма определенный вывод, после внимательного изучения царствования Павла I. Чтобы не пересказывать Иванова, приведу довольно обширную цитату из его книги:

«Краткое царствование Павла I, – говорит современник де Санглен в своих записках, – замечательно тем, что он сорвал маску со всего прежнего фантасмагорического мира, произвело на свет новые идеи и новые представления. С величайшими познаниями, строгою справедливостью Павел был рыцарем времен протекших. Он научил нас и народ, что различие сословий – ничтожно» [...].

«Масоны убили Павла и оклеветали его память. Они изобразили его человеком бездушным, который возродил в России тиранический образ правления, повторил «зады Иоанна Грозного», что Россия в его царствование переживала сплошной ужас и несчастье.

Но наступает время разоблачения масонской лжи, просыпается у людей совесть, и недалек тот момент, когда Император Павел Петрович будет всеми признан истинно Русским Царем, для которого горе Отечества было его горем и счастьем его было счастье России»[38].

В газетных статьях последних лет довольно часто встречаются бездоказательные утверждения о том, что якобы Мальтийский орден является «масонской структурой», «масонским орденом». Любопытствующих следует отправить к книге О.Ф.Соловьева «Масонство в мировой политике ХХ века», где автор прямо пишет, что Мальтийский орден возникший «за несколько столетий до масонства, состоит под эгидой его злейшего врага Ватикана». И далее автор, со ссылкой на списки масонских организаций «Allied Masonic Groups and Rites (Silver Spring, 1988) указывает корни всех этих спекулятивных рассуждений, не имеющих никакого отношения к исторической истине: «В тамплиерской организации США, близкой масонству, существует степень «рыцаря Мальты», носителей которых относят к членам «дополняющих орденов». Никакого отношения к настоящему Мальтийскому ордену таковые, понятно, не имеют» [79].

            

Добавление 5.

В.А.Захаров

Еще один «венок на

гробницу» Императора

 

В советской исторической литературе сложилось отрицательное отношение к Павлу I. Император правил всего четыре года, четыре месяца и четыре дня, но за столь кратковременный период он оставил целых четыре тома в Своде Законов Российской Империи.

Вот лишь некоторые штрихи из деятельности Императора.

Первым актом был Указ о престолонаследовании, который положил начало гарантированного перехода императорской власти от отца к старшему сыну. Павел I отменяет рекрутский набор, который был тяжелейшим бременем для народа.

Прощается недоимка в подушном сборе более чем на семь миллионов рублей. Снижается цена на хлеб и хлебная подать заменяется денежной. Запрещается продавать дворовых людей и крестьян без земли. Запрещалось принуждать к работе крепостных по праздничным и воскресным дням, устанавливалась трехдневная барщина.

Вот как писал А.Коцебу: «Народ был счастлив. Его никто не притеснял. Вельможи не смели обращаться с ним с обычною надменностью; они знали, что всякому возможно было писать прямо государю и что государь читал каждое письмо. Им было бы плохо, если бы до него дошло о какой-нибудь несправедливости; поэтому страх внушал им человеколюбие.

Из 36 миллионов людей по крайней мере 33 миллиона имели повод благословлять Императора, хотя и не все сознавали это» [90].

Один из дореволюционных историков Ф.В.Ростопчин, в своей работе 1864 г. писал:

«Изучение военного и гражданского управления России при Павле I заставляет признать, что этот государь имел трезвый и практический ум и способности к системе. <...> Мероприятия его были направлены против глубоких язв и злоупотреблений и в значительной мере ему удалось исцелить от них империю, внеся большой порядок в гвардию и армию, сократив роскошь и беспутство, облегчив тяготы народа, упорядочив финансы, улучшив правосудие. Несомненно, что все мероприятия Павла источником имели благороднейшие побуждения, и что если он и возбуждал недовольство и ненависть, то главным образом в худших элементах гвардии и дворянства, развращенных долгим женским правлением. Это царствование органически связано как протест с прошлым, а как первый неудачный опыт новой политики – с будущим. Заложенные Павлом I основы политической, военной и гражданской систем нашли свое продолжение и развитие в двух последующих царствованиях» [71].

Как считает Г.Л.Оболенский – автор большого исследования о Павле Петровиче, – первым, кто произнес слово «безумец» в отношении императора Павла I, был английский посол Уитворт, который узнав о сближении России с Францией, писал в Лондон: «Император в полном смысле слова не в своем уме...»

И тотчас слух «о безумии» царя стал распространяться его друзьями. Н.П.Панин: «Тирания и безумие», посол Сардинского королевства Бальбо: «Настоящее сумасшедствие царя», С.Р.Воронцов: «Правление варвара, тирана, маньяка» [61].

Серьезно занимавшийся эпохой Павла I историк Н.Я.Эйдельман привел немало примеров того, как выдумка, анекдот становились «историческим фактом» под пером недобросовестных историков и затем кочевали из одной работы в другую. На проверку же все оказалось, мягко говоря, ложью. Известно, что Павел I будто бы на бумагу, «содержащую три разноречивых мнения по одному и тому же вопросу, наложил бессмысленную резолюцию: «Быть по сему». Однако, как пишет Эйдельман, М.В.Клочков, исследовавший этот вопрос в начале XX века, нашел этот документ. Там действительно было три мнения: низшей инстанции, средней и высшей – Сената. Резолюция Павла, естественно, означала согласие с последней» [99].

Естественно, что «безумие» царя видели и в его решении «покорения Индии».

Уже в декабре 1800 г. Павел I обращается с посланием к Бонапарту и это свидетельствует, что фактически устанавливаются мирные отношения между двумя великими державами, в условиях формально непрекращенной войны.

12 января 1801 г. атаман Войска  Донского Орлов получает приказ «через Бухарию и Хиву выступить на реку Индус». 30 тысяч казаков с артиллерией пересекают Волгу и идут через Казахстан.

В учебниках по истории можно было прочесть об этом как об очередном «безумстве» русского Императора. На самом же деле план этого похода был согласован с Наполеоном и в его основу были положены совместные действия русского и французского корпусов. Командиром этой объединенной армии был назначен, по просьбе Павла I, генерал Массена, его корпус должен был через Черное море соединиться с 35-тысячной русской армией в Астрахани.

Император был уверен в успешном завершении плана разгрома Англии в Индии. И хотя план этот хранился в глубокой тайне, англичане узнали о нем. Это привело с одной стороны – к падению 2 февраля 1801 г. правительства Питта, а с другой стороны – к напряжению до предела отношений с Россией.

Вся Европа находилась в ожидании...

Весть пришла оттуда, откуда ее ожидали меньше всего. Узнав о смерти Императора Павла, Наполеон пришел в неописуемую ярость. Он был убежден,что это дело рук англичан: «Они промахнулись по мне 3 нивоза, но попали в меня в Петербурге». Англия была спасена, но и история Европы пошла по другому пути.

Нельзя не согласиться с утверждением известного российского историка В.О.Ключевского о Павле I: «Этому царствованию принадлежит самый блестящий выход России на европейской сцене».

Действительно, никогда еще Россия не имела такого авторитета и могущества на международной сцене, как это произошло в период кратковременного царствования Императора Павла I.

Как совершенно справедливо заметил Г.Л.Оболенский: «Да, поистине велика бывает цена предвзятости, ибо неправда, даже много раз повторенная, все равно никогда не станет правдой. Зато она порождает искаженное общественное мнение, в ее сети попадаются не только ее инспираторы и их доверчивые современники, но и потомки. Утвердившись, искаженные представления проникают в историческое создание, порождая устойчивые стереотипы-химеры. Так произошло не только с Петром III, у которого исказили даже внешность, но, как видим, и с его сыном» [61].

«В начале нашего столетия, — пишет Н.Я.Эйдельман, — вопрос о душевной болезни Павла стал предметом исследования двух видных психиатров. В 1901–1909 гг. выдержала восемь изданий книга П.И.Ковалевского, где автор (в основном ссылаясь на известные по литературе «павловские анекдоты») делал вывод, что царь принадлежал к дегенератам второй степени с наклонностями к переходу в душевную болезнь в форме бреда преследования». Однако профессор В.Ф.Чиж, основываясь на более широком круге опубликованных материалов, заметил, что Павла нельзя считать маньяком, что он «не страдал душевною болезнью и был психически здоровым человеком». Уже в ту пору, когда обнаружилось расхождение у психиаторов, было ясно, что чисто медицинский подход к личности Павла без должного исторического анализа явно недостаточен» [99].

Г.Л.Оболенский приводит слова И.С.Тургенева, писавшего в 1860 г. о Павле I, которого А.И.Герцен назвал «коронованным Дон-Кихотом». «При слове Дон-Кихот мы часто подразумеваем просто шута, слово «донкихотство» у нас равносильно со словом нелепость. Однако этот сумасшедший странствующий рыцарь – самое нравственное существо в мире, самый простой душою и один из самых великих сердцем людей». Таким Дон-Кихотом и был Павел Петрович, предложивший вместо кровопролитных войн поединки «один на один в открытом поле» [61].

 

*  *  *

 

Трагическая кончина Павла I, разговоры, которые ходили в народе, сделали покойного Императора необыкновенно популярным. Почти два столетия тысячи людей приходили на его могилу в Петропавловском соборе с молитвами и просьбами. Слава о его заступничестве была настолько широка, что многие почитали Павла I как «святого царя мученика». По благословению настоятеля собора отца Александра Дернова, причт стал собирать и записывать свидетельства, которые поведали богомольцы у гроба Императора. Факты многочисленных исцелений и помощи, которые многие получали по молитвам «святого царственного мученика» были собраны и изданы в 1901 г. [20].

В начале ноября 1998 г. на проходившем в Санкт-Петербурге Невском Земском соборе, было принято письмо патриарху Алексию II и Священному Синоду Русской Православной Церкви с просьбой благословения «для постоянного церковного поминания в Санкт-Петербургской епархии Императора мученика Павла, как местночтимого угодника Бржия» [О царе мученике Павле I // Русский вестник, 1998, № 43. С. 7]. Известно, что среди русских, оказавшихся в зарубежье после революции 1917 г., до сих пор очень распространена молитва к Императору Павлу I, об этом рассказала в своей статье О.Н.Куликовская-Романова. Вот текст этой молитвы:

«Упокой Господи душу убиенного раба Твоего Императора Павла I и его молитвами даруй нам в дни сии, лукавые и страшные, в делах мудрость, в страданиях кротость и душам нашим спасение Твое.

Призри Господи, на верного Твоего молитвенника за сирых, убогих и обездоленных, Императора Павла и, молитвам его святым, подай Господи, скорую и верную помощь просящим через него у Тебя, Боже Наш! Аминь!»*{*  Печатается по изданию Куликовская-Романова О.Н. Светлой памяти благочестивейшего Императора Павла I. //Русский вестник, 1998, № 51–52. С. 12].}

Все эти факты свидетельствуют далеко не о «безумии» Павла I, а скорее о слишком малом нашем знании о его правлении и его эпохе.

 

Далее


+++