[Main]  [Russia]  [Europe]  [Asia]  [Australia]  [America]  [Africa]


форум Sobiratel.net  аукцион Prikup.net




Помогите каталогу выжить
      Благодаря Вам он существует в трудное время
     

Сумму выберите по Вашему усмотрению

ПОД ЗНАКОМ БЛАГОЧЕСТИЯ

И ПОСЛУШАНИЯ

История Иерусалимского, Родосского и Мальтийского державного военного Ордена госпитальеров Св. Иоанна *, называемого также Орденом иоаннитов, или госпитальеров, уходит своими корнями в глубокую древность. Известный мальтийский историк Г. Шиклуна, долгое время работавший директором Национальной библиотеки Валлетты, пишет, что первое упоминание о монашеском братстве госпитальеров относится к IV веку н. э., когда христианские пилигримы устремились к Святым местам 1. Свое название братство получило от госпиталя, или странноприимного дома, основанного им в Иерусалиме. Госпиталь в Иерусалиме продолжил свое существование и после захвата Святых мест христианства мусульманами. Монахи давали приют паломникам, лечили больных.

Между 1023 и 1040 годами несколько купцов из Амальфи **, города на южном побережье Италии, являвшегося вплоть до конца XVI века одним из центров левантийской торговли, основали новый госпиталь либо же, что вероятнее, восстановили старый, уничтоженный по приказу египетского халифа Хакима. Госпиталь находился в Иерусалиме, недалеко от храма Гроба Господня, и состоял из двух отдельных зданий — для мужчин и женщин. При нем была сооружена церковь Марии Латинской, {12} богослужения в которой отправляли монахи-бенедиктинцы (их монастырь находился недалеко от госпиталя). День поминовения Иоанна Крестителя в церковном календаре стал самым торжественным праздником иоаннитов.

Значение братства госпитальеров особенно возросло в эпоху крестовых походов (1096—1291 гг.). Когда 15 июля 1099 г., во время первого крестового похода, крестоносцы под предводительством Готфрида Бульонского вступили в Иерусалим, они нашли госпиталь действующим 2. В знак благодарности за помощь при взятии города Готфрид Бульонский щедро наградил госпитальеров. Однако, в чем конкретно состояла эта помощь, достоверно не известно. До наших, дней дошла лишь легенда о том, что Жерар, глава монашеского братства, самоотверженно пытался помочь своим единоверцам во время осады. Зная о том, что в стане осаждающих начался голод, он сбрасывал со стены города на головы воинов Готфрида Бульонского не камни, а свежевыпеченный хлеб. Жерара схватили, ему угрожала смерть, от которой он был избавлен чудесным образом: на глазах судей, перед которыми он предстал, хлеб превратился в камни. Многие рыцари вступили в братство; вскоре оно взяло на себя защиту паломников в их путешествиях к Святым местам. Госпитальеры не только строили больницы, но и укрепляли крепости по дорогам пилигримов.

Глава братства госпитальеров (в дни первого крестового похода его называли ректором) брат Жерар был выходцем из Прованса или Амальфи. Судя по всему, Жерар обладал не только замечательным благочестием, позволившим госпитальерам причислить его к лику святых, но был, как это нередко случалось со святыми, дельным организатором. Его усилиями братство было преобразовано в монашеский орден. Когда члены его явились к храму Гроба Господня и в присутствии Иерусалимского Латинского патриарха произнесли три монашеских обета — послушания, благочестия и нестяжания, они вряд ли могли предполагать, что новому Ордену было суждено пережить все остальные средневековые рыцарские ордена и просуществовать до конца XX века.

Происхождение мальтийского креста точно не установлено. Считают, что такой крест носили граждане республики Амальфи. Символически он толкуется следующим образом: четыре конца креста символизируют христианские добродетели, а восемь углов — добрые качества христианина. Белый крест символизирует безупречность рыцарской чести на кровавом поле войны. {13}

В 1104 году Болдуин I, король Иерусалима, признал братство госпитальеров, а в 1107 году выделил им участок земли. С этого же времени госпитальеры начали приобретать земельные владения в различных европейских странах. В 1113 году папа Пасхалий II утвердил устав госпитальеров и предоставил им право самим избирать главу 3. Хартия Болдуина I и булла папы Пасхалия II хранятся в Национальной библиотеке Мальты в Валлетте.

Первым великим магистром Ордена, избранным госпитальерами в преемники Жерару в сентябре 1120 года, был Раймон Дюпюи *. При нем Орден превратился в военно-монашеский и стал называться Иерусалимским орденом рыцарей-госпитальеров Св. Иоанна. К орденскому одеянию был добавлен для рыцарей черный плащ с белым крестом на левом плече. В походе рыцари надевали алый супервест с большим белым полотняным крестом спереди.

По новому уставу Орден был разделен на три класса: рыцарей, капелланов и оруженосцев. Для посвящения в класс рыцарей необходимо было представить доказательства дворянского происхождения, которые впоследствии в разных странах были неодинаковыми; особенно строгими требования были в Германии, где рыцарь должен был доказать дворянское происхождение своего рода в 16 поколениях. Это постепенно превратило Орден иоаннитов в самый аристократический в Европе. Под знаком восьмиконечного креста собирались младшие сыновья знатных фамилий, которые не могли рассчитывать на наследство по прямой линии. Рыцарь обязывался быть монахом и принимал обет безбрачия (за весьма немногими исключениями, когда папа своей буллой освобождал его от такого обета). Однако госпитальеры не были монахами в строгом смысле слова. Они не были обязаны удаляться от мира, не носили одежды, отличной от одежды мирян, за исключением креста на левой стороне груди. Для принятия в два других класса Ордена доказательств дворянства не требовалось.

Раймон Дюпюи разделил Орден по национальностям на так называемые „языки”, или „ланги”. Их сначала насчитывалось семь: провансальский, овернский, французский, итальянский, арагонский, германский и английский. Впоследствии к ним был добавлен кастильский; английский язык, уничтоженный Генрихом VIII по настоянию англиканской церкви 24 апреля 1540 г., был восстановлен в 1782 году в Баварии под названием англо-баварского; к этому языку были впоследствии отнесены и два русских великих приорства. {14}

Во главе Ордена стоял великий магистр, избираемый пожизненно. В своих действиях он был ограничен капитулом, или конвентом, который был обязан созывать во всех важных случаях. За великим магистром следовали пилье (столпы), или бальи конвентуальные, стоявшие во главе каждого из языков. Затем шли великие приоры, или бальи капитулярные. Все они были кавалерами Большого креста. За ними — командоры и, наконец, просто рыцари. Земельные владения Ордена предоставлялись при условии уплаты в орденскую казну так называемых „респонсий” великими приорами, бальи и командорами. Каждые пять лет великий магистр имел право назначать командором одного из рыцарей. Эти назначения делались обычно по старшинству, однако в отдельных редких случаях учреждались и родовые командорства. Кроме того, существовало несколько командорств, доходами с которых пользовались капелланы и оруженосцы.

Знаком внешнего отличия рыцарей-госпитальеров кроме двух полотняных крестов был золотой, покрытый белой эмалью восьмиконечный крест на черной муаровой ленте, который командоры носили на шее, а простые рыцари — в петлицах. Кавалеры Большого креста также имели подобный крест, но большей величины. Этот крест носился обычно на золотой цепи; над ним располагалась золотая корона, а еще выше — изображение герба рыцаря. С 1691 года устав Ордена разрешил ношение серебряных крестов, а полотняные были заменены шелковыми. Оруженосцы и заменившие их потом донаты носили крест без верхней ветви, наподобие буквы „Т”. Устав Ордена предусматривал, что с разрешения папы в рыцари могли приниматься и лица, не удовлетворявшие всем условиям принятия в Орден. Они получали название рыцарей „по милости”, в отличие от рыцарей „по праву”. В более поздний период существования Ордена появились и так называемые рыцари благочестия, не принимавшие на себя монашеского обета. Кресты благочестия давались и женщинам 4.

В эпоху крестовых походов рыцари-госпитальеры быстро превратились в могучую военную и финансовую силу. Монархи Европы предоставляли им огромные земельные владения, а папы одаряли не менее значительными религиозными привилегиями. Госпиталь оставался предметом особой заботы со стороны рыцарей. Однако, сопровождая караваны пилигримов в Иерусалим, они нередко умели сражаться лучше, чем ухаживать за больными. В этот период боевой дух госпитальеров был значительно выше, чем у остального крестоносного воинства. {15} Госпитальерам приходилось время от времени военной силой прекращать распри в стане крестоносцев.

Монахи-воины с белым крестом на одежде вписали немало ярких, а порою мрачных страница историю крестовых походов. В 1136 году госпитальерам была поручена оборона замка Бетгемлин на юге Палестины. Этот замок имел значение передового форпоста в обороне крестоносцев против сарацинов, контролировавших ключевой в стратегическом отношении порт Ашкалон. Госпитальеры на свои средства укрепили фортификации замка. Убедившись в их высоких боевых качествах, граф Раймон Триполийский передал им еще несколько замков в Палестине.

Совершенно очевидно, что к этому времени великий магистр Раймон Дюпюи уже заручился согласием папы на превращение братства в военно-монашеский орден. Несколько ранее подобное разрешение было дано Ватиканом рыцарям-храмовникам (тамплиерам). Госпитальеры много заимствовали у храмовников, или „бедных рыцарей Христа и храма Соломона”, первого из трех военно-рыцарских орденов, созданных в Палестине для борьбы с врагами христианской веры. По примеру храмовников глава госпитальеров, именовавшийся ранее ректором или администратором, получил титул великого магистра. Храмовники, госпитальеры и появившиеся чуть позднее тевтонские рыцари, которые также начали с основания странноприимного дома и лишь затем превратились в чисто военный орден, находились в авангарде крестоносцев в многочисленных сражениях от Антиохии до Иерусалима. Отличительным знаком храмовников был красный крест на белом супервесте, как у участников первого крестового похода. Госпитальеров узнавали по белому восьмиконечному кресту на алом фоне, а тевтонов — по черному кресту, вышитому на их белых плащах.

Госпитальеры были в зените своей славы, когда Саладдин изгнал крестоносцев из Иерусалима в 1187 году. Знаменитый арабский полководец, снискавший себе славу как не только искусный, но и весьма справедливый воин, по каким-то причинам питал к госпитальерам особую антипатию. Попадавших в плен рыцарей он уничтожал без всякой жалости. Впрочем, это было лишь ответом на зверства, которые чинили крестоносцы в Палестине. Еще при первом взятии Иерусалима город был буквально потоплен в крови. В угаре безнаказанного насилия крестоносцы вырезали почти все население города, включая женщин и детей.

Преемник Саладдина султан Бейбарс одержал ряд новых блестящих побед над крестоносцами. Используя распри и меж-{16}доусобицу в их рядах, он овладел большей частью Палестины. В эти трудные для них времена госпитальеры впервые продемонстрировали исключительное умение приспосабливаться к обстоятельствам, не раз выручавшее их впоследствии. В 1236 году папа вынужден был пригрозить госпитальерам и храмовникам отлучением от церкви, обвинив их в том, что они заключили секретное соглашение с мусульманской сектой ассасинов. Ассасины, или хашшишины, получили у европейцев это название от гашиша, который употребляли члены секты, с дерзкой отвагой убивавшие франков ударом кинжала на улицах и площадях городов Леванта, невзирая на то, что сами при этом рисковали жизнью. В 1238 году появилась новая папская булла, обвинявшая госпитальеров в нарушении взятых на себя обетов благочестия и нестяжания. Раздражение Ватикана вызывали и контакты, установленные рыцарями-монахами со знаменитыми во всем средневековом мире сирийскими врачами, у которых они переняли многие секреты арабской медицины.

Можно предположить, что истинные причины нападок Ватикана на госпитальеров были связаны с серьезно возросшим военным и финансовым могуществом Ордена. Самостоятельность, которую начали проявлять великие магистры, вызывала ревность и опасения в Риме. Пережить этот сложнейший период в своей истории госпитальерам помогли огромные финансовые средства, поступавшие в казну Ордена согласно завещаниям убитых и умерших рыцарей, доходы от земельной собственности в Леванте и Европе, дары и пожертвования богатых паломников. В значительной степени они расходовались на благотворительные цели. Во многих городах Палестины рыцарями были созданы странноприимные дома, где нуждавшимся раздавали хлеб, одежду, предоставляли кров. Каждый из членов братства посвящал определенные дни уходу за больными, перевязывал раненых, подавал им пищу. В отличие от тамплиеров, у которых орденское одеяние рыцарей отличалось от одежды послушников, все госпитальеры носили одинаковые одежды с белым крестом на плече.

Только начиная со второй половины XIII века кастовая система укореняется во внутренней жизни госпитальеров, постепенно разрушая аскетические устои монашеского братства. К этому времени становятся доминирующими военные функции Ордена, оборонявшего в Леванте около 50 замков. Госпитальеры, пользовавшиеся услугами выдающихся специалистов своего времени в области военной фортификации, усовершенствовали строительство средневековых оборонительных соору-{17}жений. Помимо глубокого рва и высоких неприступных стен они создавали в своих замках и вторую линию укреплений, нередко игравшую решающую роль в обороне от многократно превосходившего их противника. Один из главных замков госпитальеров — Крак де Шевалье по праву считался наиболее укрепленным рыцарским замком эпохи крестовых походов.

Однако воинское искусство рыцарей Св. Иоанна могло лишь отсрочить, но не предотвратить окончательный разгром крестоносцев. После взятия Иерусалима арабами в 1244 году крестоносцы были наголову разбиты в Газе. Среди пленных, отправленных победителями в Египет, были и великие магистры госпитальеров и храмовников. Тем не менее пять лет спустя госпитальеры приняли участие в крестовом походе в Египет, который возглавил французский король Людовик Святой. И вновь крестоносцы потерпели поражение в битве при Мансуре. На этот раз горечь и унижение плена познали не только 25 госпитальеров, включая великого магистра, но и сам король Франции.

Особое мужество госпитальеры проявили при бесславном финале крестовых походов. Ряд замков в Сирии и Палестине они удерживали и тогда, когда крестоносцы уже были изгнаны. Замок Крак де Шевалье они обороняли до 1271 года, Маргат — до 1285 года, а крепость Акку — до 1291 года. Турки обложили Акку огромным войском, состоявшим из 160 тыс. человек пехоты и 60 тыс. конницы. Жители города спаслись на кораблях, а защищать его остались лишь 12 тыс. рыцарей-госпитальеров, тевтонов и тамплиеров. Осада была исключительно тяжелой, рыцари показывали чудеса храбрости, но судьба Акки была предрешена. Госпитальеры во главе с раненым в бою великим магистром Вилье де Лиль Адамом прикрывали отход жителей и вступили на корабли последними. В память о героизме, проявленном госпитальерами, Акка была названа Сент Жан д’Акр (крепостью Св. Иоанна) 5.

Остатки крестоносного воинства, которым удалось спастись после разгрома при Акке, на первых порах нашли приют на Кипре, где правил король Генрих, выходец из династии иерусалимских королей. Госпитальеры, владевшие на острове значительными земельными участками, оказались в лучшем положении, чем большинство крестоносцев, прозябавших в голоде и нищете. Укрепив порт Лимассол на южном побережье острова, они сделали его своей штаб-квартирой. Госпиталь, построенный братством, вскоре приобрел репутацию лучшего на Кипре. Это расположило к госпитальерам местных жителей и дало им {18} возможность выжить в суровых условиях изгнания. Печальной была судьба другого ордена — тамплиеров. Французский король Филипп Красивый, постоянно нуждавшийся в деньгах, давно уже завистливо поглядывал на их огромные богатства и обширные земельные владения. Действуя в согласии с папой Клементом V, человеком хитрым и беспринципным, и великим инквизитором Франции, бывшим личным духовником короля, Филипп в 1307 году арестовал находившихся во Франции храмовников во главе с великим магистром Жаком де Молэ, обвинив их в ереси и колдовстве. Под пытками некоторые из храмовников признались, что, согласно державшейся ими в строгом секрете церемонии принятия в Орден, посвящаемый должен был трижды отречься от Христа и плюнуть на распятие. Храмовники были обвинены в поклонении мистическому божеству Бафомету, а также в развратной и разгульной жизни. Известный английский исследователь истории средневековых рыцарских орденов Э. Брэдфорд писал: „Истинны или ложны были обвинения, выдвинутые против храмовников, стало впоследствии объектом долгих дискуссий. Однако вопрос этот не мог быть однозначно решен, поскольку нельзя полагаться на признания, вырванные под пытками, тем более что обвинители храмовников, как было широко известно, были непосредственно заинтересованы в конфискации их земель и денег”. Впрочем, короля Филиппа ждало сильное разочарование: вся собственность храмовников, за исключением земель в Кастилье, Арагоне, Португалии и на Майорке, была передана папским эдиктом Ордену Св. Иоанна.

Тевтонский орден просуществовал до конца XV века. После изгнания из Леванта тевтоны стали основным инструментом германской колонизации Пруссии. Деятельность тевтонов на северо-востоке Европы рассматривали в Риме как новый крестовый поход. Территории, которые они завоевали в языческой Пруссии, возводя на них церкви и замки, автоматически оказывались во владении папы. Он же, в свою очередь, передавал их тевтонам в качестве феодального удела. И, тем не менее, тевтонский орден ненадолго пережил храмовников. Он прекратил свое существование в 1410 году после поражения в битве под Грюнвальдом от соединенных польско-литовско-русских войск под командованием польского короля Владислава II Ягайло.

Госпитальеры оставались на Кипре с 1291 по 1310 год. Здесь им пришлось осознать, что будущее Ордена зависит от владения искусством мореплавания. В 1300 году в архивах Ордена впервые упоминается о его военном флоте 7. Спустя год в {19} документах госпитальеров начинает фигурировать имя адмирала орденского флота. Мечтая о возвращении в Палестину, рыцари построили на верфях Лимассола свои первые военные корабли — галеры и галеоты. Одновременно великий магистр Вильям де Вилларе, опытный военачальник, коренным образом реорганизовал Орден, уделив особое внимание созданию регулярного военного флота.

Госпитальерам понадобилось всего несколько лет, чтобы полностью восстановить свою ослабевшую в битвах с сарацинами грозную военную мощь. Настала пора вновь переходить к боевым действиям. В 1310 году генуэзский пират Вильоло де Вильоли обращает внимание великого магистра Фулка де Вилларе (племянника Вильяма) на Додеканезские острова в Эгейском море, с которых было удобно совершать набеги на Левант. Госпитальеры с энтузиазмом воспринимают идею обзавестись собственным островом. Их не смущает, что Додеканезские острова являются владением единоверных византийских императоров. Заручиться согласием папы не составляет труда, и вскоре Орден обосновывается на острове Родос.

 

Далее



* Официальное название мальтийского Ордена звучит следующим образом: „ĽOrdre Souverain Militaire Hospitalier de St. Jean de Jerusalem, de Rodos et de Malte“ или сокращенно: „ĽOrdre de St. Jean de Jerusalem”, что на русский язык по традиции переводилось как „Орден Св. Иоанна Иерусалимского”. На наш взгляд, правильнее будет перевести сокращенное название Ордена следующим образом: „Иерусалимский Орден Св. Иоанна”, а полное — так, как в тексте, поскольку определяемое слово в обоих случаях „Орден”, а не „Св. Иоанн”.

** Купцы из Амальфи на протяжении долгих веков перевозили на своих судах паломников из различных стран Европы к Святым местам Востока.

* См. Приложение 1.


+++