[Main]  [Russia]  [Europe]  [Asia]  [Australia]  [America]  [Africa]


форум Sobiratel.net  аукцион Prikup.net




Помогите каталогу выжить
      Благодаря Вам он существует в трудное время
     

Сумму выберите по Вашему усмотрению

СВОЙ ОСТРОВ

„Святая Анна” вошла в Большую гавань Мальты 26 октября 1530 г. Рыцари высадились возле небольшого селения Биргу, расположенного на южной оконечности гавани. Первое знакомство с Мальтой произвело на госпитальеров удручающее впечатление. Население ее составляло чуть более 12 тыс. человек. Мясо, {33} овощи, зерно приходилось доставлять с Сицилии или из Неаполя. Каменистый, почти лишенный растительности остров казался им временным пристанищем. Лишь наиболее дальновидные, и среди них великий магистр де Лиль Адам, понимали, какие скрытые преимущества таит в себе этот внешне суровый, но расположенный на самом перекрестке торговых коммуникаций Средиземноморья остров.

Мальтийицы встретили рыцарей без энтузиазма, но и без особой враждебности. Госпитальеры были далеко не первыми чужеземцами, появившимися на их древней земле.

Первые памятники деятельности человека, обнаруженные на Мальте, восходят ко времени строителей египетских пирамид — V тысячелетию до н. э. К этой эпохе — раннему неолиту — относятся пещеры, найденные на северо-западном побережье Мальты, в районе Гар Далам. Рисунки на глиняных сосудах, хранившихся в пещерах Гар Далам, поразительно схожи с сицилийской керамикой раннего неолита. Это укрепило историков и археологов в предположении, что первые жители Мальты переселились на остров с Сицилии: расстояние между Сицилией и Мальтой не превышает 60 морских миль, и в ясную погоду с западного побережья Мальты хорошо видны очертания мыса Пассаро. Мало что известно об истории мальтийцев в медный и бронзовый века. Гигантские коллективные захоронения в пещерах, выдолбленных в мягком песчанике близ деревушки Скорба, и циклопическая кладка мегалитических храмов лишь чуть приподнимают завесу над тремя тысячелетиями мальтийской истории. Не знаем мы и богов, которым поклонялись древние мальтийцы, но созданная руками этого народа цивилизация, несомненно, являлась частью общей средиземноморской культуры. Древний Гиппогей, храмы, руины дворцов на Мальте и Гозо напоминают памятники крито-микенской культуры.

Сами мальтийцы не упускают возможности подчеркнуть, что они живут не просто на острове, а на архипелаге, в состав которого кроме Мальты и Гозо входят острова Комино, Коминотто и Фулейфуля, не считая нескольких совсем уж крохотных островков вблизи северного побережья.

В начале VIII века на Мальте появляются финикийцы. Удобные гавани Мальты использовались этими смелыми мореплавателями как убежище от штормов и пиратов на пути из Леванта в Северную Африку, где ими были созданы обширные колонии. Название „Мальта” некоторые исследователи производят от финикийского слова „малат”, означающее „порт” или „убежище”. Впрочем, другие считают, что название острову дали греки от {34} особо душистого сорта меда (мелий), которым с древних пор славился остров. Финикийцы, настоящие творцы истории Средиземноморья, основавшие Карфаген и Марсель, оставили заметный след в истории Мальты. Столетия спустя мальтийцы сохранили традицию производства уникальных финикийских тканей, слава о которых достигла Андалузии и Константинополя.

В VI веке до н. э. Мальта становится владением воинственного Карфагена, и это раз и навсегда вовлекает остров в бурный водоворот войн и междоусобиц. Карфагенские полководцы первыми оценили исключительно выгодную стратегическую позицию острова, находившегося примерно на полпути между Карфагеном и Римом, Александрией и Гибралтаром. Просторные и удобные гавани Мальты служили во время первой Пунической войны прекрасной стоянкой для кораблей Гамилькара.

Затем наступает очередь Рима. В 218 году до н. э., во время второй Пунической войны, римские легионеры под командованием консула Семпрония завоевывают Мальту, положив начало растянувшемуся на семь веков периоду римского владычества.

Административный центр Мальты в римскую эпоху находился в глубине острова, в районе города Мдина. Узкие средневековые улочки Мдины, на которых не то что разъехаться, но и разойтись двум пешеходам бывает непросто, хранят следы седой древности. Кафедральный собор города посвящен апостолу Павлу, корабль которого потерпел крушение вблизи берегов Мальты на пути в Рим в 58 или 60 году н. э. Описание пребывания апостола Павла на острове в 27-й главе „Деяний апостолов” стало одним из первых и редчайших письменных упоминаний о Мальте. Название небольшого острова в Средиземном море не часто встречается на страницах трудов греческих и римских историков. На основании дошедших до нас весьма скупых фактов об истории Мальты времен господства Рима можно лишь предположить, что вскоре после убийства Юлия Цезаря, когда сицилийцы получили права римских граждан, такие же права были дарованы Римом и Мальте. Византийские хроники донесли до нас сведения, что в 533 году н. э. знаменитый Велизарий, полководец императора Юстиниана, останавливался на Мальте по пути в Африку, отвоеванную им у вандалов. К этому времени Мальта уже была частью Восточной Римской империи. Под влиянием набожных византийских императоров на острове бурно распространяется христианство, строятся десятки церквей.

Наступившая вскоре эпоха великих арабских завоеваний надолго определила историческую судьбу Мальты. В 870 году н. э. остров был завоеван аббасидским халифатом, уже владев-{36}шим большей частью Испании, южной Францией, Италией и Сицилией. Арабы, превосходившие в тот период дряхлевшую империю порфирогенетов не только военной силой и мастерством, но и глубокими познаниями в разнообразных науках, культуре, питавшейся соками молодого, неперебродившего ислама, оказали заметное влияние на становление мальтийской нации.

Однако в 1090 году, во времена третьего крестового похода, закованные в сталь рыцари графа Рожера Нормандского выбивают арабов с Сицилии и Мальты.

Наступает один из наиболее спокойных периодов в истории Мальты. В Мдине, как и в Палермо, мусульмане и христиане мирно жили бок о бок под крылом нормандских правителей. Красно-белый флаг независимой Мальты, который полощется сегодня в голубом небе над зданием парламента, — это напоминание о цветах Отевильского дома, выходцем из которого был Рожер Нормандский.

Со второй половины ХIII века Мальта оказывается втянутой в развернувшуюся между Испанией и Францией борьбу за обладание Сицилией. Карл Анжуйский пытается использовать Мальту как базу для завоевания Сицилии, но терпит поражение в морской битве у ее берегов. С 1282 года Мальта попадает под власть арагонской династии во главе с королем Педро II. Мальта постепенно все глубже вовлекается в социально-экономическую жизнь Сицилии и Арагона, контролировавших в то время западную часть Средиземного моря. На острове вводится система ограниченного самоуправления, так называемого „университа”.

С первой четверти XV века ситуация вокруг Мальты резко меняется. На голубых просторах Средиземноморья все чаще начинает появляться черный пиратский флаг. Корсары с Варварийского берега — так называли североафриканские государства Марокко, Алжир, Тунис и Триполи — на своих стремительных судах легко догоняли неповоротливые парусники европейских купцов, становившиеся их легкой добычей. С этого времени североафриканские пираты превращаются в настоящий бич южной Италии и Мальты. Не проходит и года без опустошительных и кровавых набегов, которые прекращаются только с появлением на острове Ордена Св. Иоанна.

 

Далее


+++