[Main]  [Russia]  [Europe]  [Asia]  [Australia]  [America]  [Africa]


форум Sobiratel.net  аукцион Prikup.net




Помогите каталогу выжить
      Благодаря Вам он существует в трудное время
     

Сумму выберите по Вашему усмотрению

СТАКАН ЛАФИТА

1799 год стал для Ордена Св. Иоанна временем тяжелых потрясений.

Несмотря на все усилия Павла I, Орден разваливался. Решающую роль в избрании русского императора великим магистром Ордена сыграли те рыцари, которые боялись усиливавшегося влияния французской революции. Его избрание было признано законным великими приорствами Германии, Баварии, Богемии, затем Венеции, Неаполя; великими приорствами Капуи, Барлетты и Мессины, которые входили в великое приорство Королевства обеих Сицилий. Затем последовали великие приорства Португалии, а также Ломбардии и Пизы после освобождения от французской оккупации. Французские рыцари, находившиеся в эмиграции, также поддержали Павла.

Признать Павла I великим магистром отказались испанские великие приорства Каталонии, Наварры, Арагона и Кастильи, а также великое приорство Римское. Здесь чувствовалось влияние папы Пия VI, продолжавшего жить в изгнании в окрестностях Флоренции. Энтони О’Хара, вернувшийся в Петербург в июле 1799 года, впоследствии заявлял, что в истории с провозглашением Павла I великим магистром Ордена Св. Иоанна папа вел двойную игру 69. С одной стороны, в переписке со своими представителями в Петербурге и Триесте глава католической церкви неоднократно довольно однозначно заявлял, что не одобряет действий великого приорства российского, считая низложение Гомпеша и провозглашение Павла I великим магистром незаконными. С другой стороны, папа избегал открыто дезавуировать избрание Павла великим магистром, стремясь сохранить с таким трудом налаживавшиеся отношения между Ватиканом и Россией. Благожелательное отношение русского императора к братьям Литта открывало неплохие перспективы для осуществления давней цели Ватикана: расширение прав католиков в России. Играла свою роль, очевидно, и личная признательность папы Павлу I, предложившему ему убежище в России в марте 1798 года, после оккупации Наполеоном североитальянских княжеств.

Как бы там ни было, но двойственность политики Пия VI очевидна. В начале марта 1799 года папа направил в адрес своего нунция в Петербурге Лоренцо Литты пространный меморандум, в котором излагал свое отношение к провозглашению Павла великим магистром: „Величие души Павла I не требует дополнительных подтверждений. Ему следовало использовать {120} все свое могущество в пользу Ордена без того, чтобы участвовать в дискредитации нынешнего великого магистра (т. е. Гомпеша. — П. П.), и без того, чтобы добиваться отличия, которое не может быть даровано некатолическому монарху и которое требует согласно соответствующим вполне определенным правилам, изъявления мнения всех языков, входящих в Орден” 70. Учитывая содержание меморандума, Пий VI оставил за нунцием право самому решить, каким образом довести его до сведения Павла I. В инструкциях, находившихся в том же пакете, что и меморандум, нунцию предписывалось действовать так, чтобы никоим образом не нанести ущерба отношениям между Ватиканом и Россией.

К несчастью для Ордена, пакет, поступивший из Флоренции, был перлюстрирован в Петербурге. Содержание меморандума стало известно канцлеру Кочубею раньше, чем Лоренцо Литте. Ситуация усугублялась тем, что текст инструкции был зашифрован. Русский „черный кабинет” так и не узнал, что Пий VI считал необходимым действовать в вопросе о признании за Павлом титула великого магистра с особой осторожностью.

Ознакомившись с текстом меморандума, Павел пришел в страшную ярость. 17 марта губернатор Петербурга граф Пален пригласил Джулио Литту в свою канцелярию и предложил ему стаканчик лафита. Литта был потрясен. Ему, как и всему петербургскому высшему свету, было хорошо известно, что во избежание неприятных объяснений Пален угощал лафитом тех, кто подвергся высочайшей опале. Не вдаваясь в детали, Пален передал Литте волю императора: он лишается звания лейтенанта великого магистра Ордена Св. Иоанна и отправляется в ссылку в имение своей жены. Нунций Лоренцо Литта был выслан из Петербурга 28 апреля того же года. Лейтенантом великого магистра вместо Джулио Литты был назначен граф Н. И. Салтыков.

 

Далее


+++